Где здоровье медвежье. Владимир Бондаренко

Пять забавных медвежат.

Начало сказки

Услышал медвежонок Афоня, что здоровье в жизни всего дороже, и стал беречь его. Придут, бывало, к нему товарищи, зовут в рощу по деревьям лазать, в вороньи гнёзда заглядывать. Уговаривают:

— Пойдём, Афоня.

А он отмахивается от них, отнекивается:

— Нет, не пойду. Ещё сорвёшься, сломаешь шею. Здоровье беречь надо. Его потерять легко, а поправить ух тяжело как.

Совсем как старичок рассуждал медвежонок.

Послушают его, бывало, товарищи, покачают головами и идут без него по деревьям шарить. Глядит он на них издали и ворчит:

— Не бережётесь, спохватитесь потом, да поздно будет.

А медвежата налазаются по деревьям досыта, животы перецарапают, а веселы. Бороться на поляну придут и Афоню зовут с собой:

— Идём, Афоня, поборемся, покувыркаемся в траве, пока не высохла она и не стала жёсткой.

— Зачем мне это? У меня сила не чужая, чтобы я её так вот просто на кувыркание тратил. Сила — это то же здоровье. Не убережёшь её — потом раскаешься. Понадобится она тебе в нужный час, а ты её уже истратил, нет у тебя её. Как тогда будешь?

Послушают его, бывало, товарищи, покачают головами и идут без него на поляну. Наборются, накувыркаются. Пар от них валит. Зовут Афоню:

— Идём, Афоня, купаться на речку.

Разбегутся — и бултых в воду. Стоит медвежонок на берегу, топчется, разными страхами пугает их:

— Вот схватите насморк, или хуже того — лихорадку болотную. Пуще мачехи оттреплет.

А медвежата барахтаются в воде, фыркают, брызгаются. И росли они здоровыми, толстощёкими. А Афоня хилым рос. И хлипким вырос. Ходит по лесу тень-тенью. Чуть обдует какой залётный ветерок — и уже чихает, за тощенькую грудь хватается:

— Нету здоровья, не уберёг.

А медведи, товарищи его, говорят:

— Не здоровье ты не уберёг, а от здоровья уберёгся. Шло оно к тебе, да ты взять его не захотел. Здоровье твоё на деревьях осталось, на которые не залез ты. Осталось оно на полянах, по которым не побегал ты. Здоровье твоё в речке осталось, в которой ты не искупался ни разу.

И качает он им в ответ головой:

— И-их, вы всё шутите. Конечно, вы здоровые, вам чего не шутить, а я чуть хожу. Мне даже разговаривать с вами и то тяжело.

И идёт к себе в берлогу — хилый, кожа да кости. Совсем на медведя не похожий.

Продолжение