Думай, думай — Агния Барто (сборник стихов)

РАЗЛУКА

Все я делаю для мамы:
Для нее играю гаммы,
Для нее хожу к врачу,
Математику учу.

Все мальчишки в речку лезли,
Я один сидел на пляже,
Для нее, после болезни,
Не купался в речке даже.

Для нее я мою руки,
Ем какие-то морковки…
Только мы теперь в разлуке.
Мама в городе Прилуки,
Пятый день в командировке.

Ну, сначала я, без мамы,
Отложил в сторонку гаммы,
Нагляделся в телевизор
На вечерние программы.

Я сидел не слишком близко,
Но в глазах пошли полоски.
Там у них одна артистка
Ходит в маминой прическе…

И сегодня целый вечер
Что-то мне заняться нечем!

У отца в руках газета,
Только он витает где-то,
Говорит: — Потерпим малость,
Десять дней еще осталось…

И наверно, по привычке
Или, может быть, со скуки
Я кладу на место спички
И зачем-то мою руки.

И звучат печально гаммы
В нашей комнате. Без мамы.

Я ЧАСТО КРАСНЕЮ

Я часто краснею
Без всякой причины
Соседка спросила:
— Где нож перочинный?
А я перед нею
Стою и краснею

Не я опрокинул
Чернила на скатерть,
Но чувствую я,
Что краснею некстати.
И даже во сне я,
И даже во сне я
На чей-то вопрос
Отвечаю краснея.

Вчера мне сказала
Некрасова Лена:
— Краснеть некрасиво
И не современно.

Не спорю я с нею,
Стою и краснею.

ПЕРЕД СНОМ

Зажигают фонари
За окном.
Сядь со мной,
Поговори
Перед сном.

Целый вечер
Ты со мной
Не была.
У тебя все дела
Да дела.

У тебя я
Не стою
Над душой,
Я все жду,
Все молчу,
Как большой…

Сядь со мной,
Поговорим
Перед сном,
Поглядим
На фонари
За окном.

В САДУ

В саду
Такое буйство!
Тут властвуют
Цветы.
Тюльпанами
Любуйся,
Нарциссами
Любуйся
До самой
Темноты.

ДУМАЙ, ДУМАЙ…

Это Вовка, вот чудак!
Он сидит угрюмый,
Сам себе твердит он так:
«Думай, Вовка, думай!»

Заберется на чердак
Или мчится, вот чудак,
В дальний угол сада;
Сам себе твердит он так:
«Думать, думать надо!»

Он считает, что от дум
У него мужает ум.

А Маруся, ей пять лет,
Просит Вовку дать совет
И сказать: во сколько дней
Ум становится умней?

ИМЕНИННИЦА

Гости собираются!
Кутерьма поднимется!
Пионерка Маечка
Нынче именинница.

Нарядилась Маечка,
Распустила волосы.
В первый раз от мальчика
Получила Маечка
Гладиолусы.

Радуется Маечка,
А мальчишка мается:
Он стесняется.

ПОЛНЫЙ КВОРУМ

Дятел, дятел, строгий дятел
Лезет кверху по стволу
И стучит, как председатель
По столу.

Две синицы просят слова:
Засвистят на свой мотив,
Засвистят и смолкнут снова,
Песню словно проглотив.

На ветвях, в зеленых креслах,
Целый выводок галчат,
А галчата, как известно,
Ни минутки не молчат.

Улетай отсюда, ворон,
Черный ворон,
Без тебя тут полный кворум,
Полный кворум.

ОДИНОЧЕСТВО

Нет, уйду я насовсем!
То я папе надоем:
Пристаю с вопросами,
То я кашу не доем,
То не спорь со взрослыми!

Буду жить один в лесу,
Земляники запасу.

Хорошо жить в шалаше,
И домой не хочется,
Мне, как папе, по душе
Одиночество.

Пруд заглохший я найду,
В чаще спрятанный,
Разговоры заведу
С лягушатами,

Буду слушать птичий свист
Утром в перелеске,
Только я же — футболист,
А играть-то не с кем.

Хорошо жить в шалаше,
Только плохо на душе.
Лучше я в лесной глуши
Всем построю шалаши!

Всех мальчишек приглашу,
Всем раздам по шалашу.
Папе с мамой напишу.

Разошлю открытки всем!
Приходите насовсем!

СОВЕСТЬ

Я кошку выставил за дверь,
Сказал, что не впущу.
Весь день ищу ее теперь,
Везде ее ищу.
Из-за нее
Вторую ночь
Все повторяется,
Точь-в-точь,
Во сне, как наяву:
Я прогоняю кошку прочь,
Я прогоняю кошку прочь,
Потом опять зову.

ФАНТАЗИЯ

Я — небесный верхолаз,
Я по небу лазаю,
А потом оттуда — раз!
Опускаюсь на землю.
Ты не веришь? Ну и что ж…
Все равно это не ложь,
А моя фантазия.

ДУМАЮТ ЛИ ЗВЕРИ?

Я думаю о том:
Умеют думать звери?
Вот, шевельнув хвостом,
Котенок входит в двери,
Он думает о том,
Что будет с ним потом?

Есть мысли у телят?
Я видел, как телята
Хвостами шевелят
И вдаль глядят куда-то.

Бывают у собак
Нерадостные мысли.
Задумается пес
И уши вниз повисли.

Я думаю про птиц:
Должны подумать птицы,
Куда им полететь
И где им приютиться,
Должны, в конце концов,
Подумать про птенцов!

Я бабушку спросил:
— Умеют думать звери ?
Она сказала: — Нет!
Но я еще проверю.

НА УРОКЕ

Рисовали мы скворца
Не живого! Чучело!
Он не может улететь,
Мол, всего вам лучшего!

Он носился по долинам,
По садам и по лесам,
Но в коробку с нафталином
На урок попал не сам.

Наши мальчики острят :
— Жизнь ему наскучила!
Нет, конечно, он не рад
Превратиться в чучело.

Он давно ли
Среди поля,
Среди неба чистого
Распевал, насвистывал…

Рисовали мы скворца
Школьное пособие
И вздыхали без конца,
Девочки особенно.

СПАСИБО

В ответ на привет
Не молчит он, как рыба.
В ответ на привет
Произносит — спасибо!

Билет на футбол
Вы ему принесли бы,
За это — спасибо,
Спасибо, спасибо!

А если б его
От контрольной спасли бы,
За это — спасибо,
Сто тысяч спасибо!

А если б за ним
Прибежали ребята,
На помощь кому-то
Позвали куда-то?

Ну что ж! И тогда б
Не молчал он, как рыба,
Сказал бы в ответ:
«Удружили! Спасибо!»

РУКАВИЧКИ Я ЗАБЫЛА

На бульваре — снежный бой.
Здесь и я, само собой!

Ой, что было!
Ой, что было!
Столько было хохота!

Рукавички я забыла,
Вот что было плохо-то!

Попросила я у Лели
Запасные варежки,
Говорит: — Смеетесь, что ли,
Надо мной товарищи?
Берегу их три недели,
Чтоб другие их надели?!

Вдруг девченка, лет восьми,
Говорит: — Возьми, возьми.
И снимает варежку
С вышивкой по краешку.
— Буду левой бить пока!
Мне кричит издалека.

Снежный бой! Снежный бой!
Здесь и я, само собой!
Все в атаку! Напролом!
Из снежков метелица…

Хорошо, когда теплом
Кто-нибудь поделится.

БЕГУТ РОМАШКИ ПО ПОЛЮ

Бегут ромашки по полю,
Красуясь на виду,
А я стою как вкопанный
И глаз не отведу.

Бегут ромашки по полю,
Не прячутся в траве…
А я с букетом топаю,
С цветами по Москве.

Смотрю — какой-то дяденька
Заулыбался сладенько:
— Хорош букет, хорош!
За сколько отдаешь?

И произносит дяденька
Подкупные слова:
— Договорились? Ладненько?
Не рупь даю, а два.

А я ответ ему даю,
Я говорю: — Нет, нет,
Ромашки я не продаю,
Домой несу букет.

И до свиданья, дяденька,
Договорились? Ладненько?

ЭХ, ЕСЛИ БЫ!..

Важных дел невпроворот
У ребят в поселке:
Кто — в поход, кто — в огород,
И девчонки (женский род)
Трудятся как пчелки.

Важных дел невпроворот
А вот Саше не везет:
Он сидит в сторонке,
Прикреплен к сестренке.

Тут рабочая пора,
Тут удары топора,
А ему менять пора
Танькины пеленки.

Тут удары топора,
Он с сестрой сидит с утра.
На скамье под вязом,
Как веревкой связан.

«Эх, уехать бы
На БАМ!
Без сестер,
Без пап и мам…»

СКОЛЬКО РАЗ МЕНЯ РУГАЛИ…

Мне опять кричат: — Постой-ка!
Ты не видишь — это стройка!
Здесь участок огорожен
И дороги нет прохожим!

Все я вижу, все я слышу:
Здесь железом кроют крышу,
И листы, как будто сами,
Проплывают над лесами…

Сколько раз меня ругали:
— Не вертись ты под ногами,
Здесь участок огорожен!

Ну, а мне всего дороже
В этом шуме, в этом гаме
Повертеться под ногами.

ШТУКАТУРЫ

Вы видали штукатура?
Приходил он к нам во двор
И, поглядывая хмуро,
Он размешивал раствор.

Что-то сеял через сито,
Головой качал сердито,

Был он чем-то озабочен,
В ящик воду подливал,
В пиджаке своем рабочем
Над раствором колдовал.

Наконец повеселел он,
Подмигнул: — Займемся делом.
Мы не курим, не халтурим,
Мы на совесть штукатурим.

А потом дошкольник Шура
Вслед за ним пришел во двор
И, поглядывая хмуро,
На скамейке что-то тер.

Что-то сеял через сито,
В банку воду подливал,
Головой качал сердито,
Над раствором колдовал,

Был он чем-то озабочен
Ведь не просто быть рабочим!

Наконец повеселел он,
Подмигнул: — Займемся делом.
Мы не курим, не халтурим,
Мы на совесть штукатурим.

КОГДА ЛОПАТУ ОТБЕРУТ

Нет, я не гордость,
Не отрада
Я — горе
Нашего отряда.

Не приучаюсь я к труду,
Работаю вполсилы
И всех вожатых доведу
Я скоро до могилы.

Ну, что поделать, я привык!
Упреки даже кстати,
Раз я лентяй и баловник,
Валяюсь на кровати.

Я — лодырь!
Я для нас — балласт!
Но вдруг сказал вожатый,
Что всем лопаты
Он раздаст,
А мне не даст лопаты.

Я закричал что было сил:
— И мне нужна лопата!
— Ты что, чудак, заголосил?!
Смеются все ребята.

И все бегут куда-то,
У каждого — лопата.
И носится с лопатой
Алешка конопатый.

Еще сильней кричу тогда:
— И я хочу трудиться!
Нельзя людей лишать труда,
Куда это годиться?!

Вот так иной полюбит труд,
Когда лопату отберут.

ЗАГАДОЧНЫЙ ВОПРОС

Поздней осени приметы:
Улетела птичья стая,
Все по-разному одеты,
Снег пошел опять растаял…

На прогулке три Аленки.
Три Аленки — две дубленки
И в полоску плащик тонкий.

Дал я плащику подножку,
Понарошку,
Не со зла.
Возмутились две Аленки,
А одна домой ушла.

Возвратилась вся в зеленке.
— Размахнись! — кричу Аленке.
Стукни ты меня в ответ!
А она смеется: — Нет,
Мне идет зеленый цвет.

Я взглянул на плащик тонкий,
И, как будто не всерьез,
Неожиданно Аленке
Задаю такой вопрос:

— Три девчонки, три Аленки,
У кого-то нос в зеленке
И косички словно лен,
Я в кого из них влюблен?

Улыбается Аленка:
— Говоришь, в зеленке нос?
Нет, загадочный вопрос.

В ЗАЩИТУ ДЕДА-МОРОЗА

Мой брат (меня он перерос)
Доводит всех до слез,
Он мне сказал, что Дед-Мороз
Совсем не Дед-Мороз!

Он мне сказал:
— В него не верь! —
Но тут сама
Открылась дверь,
И вдруг я вижу —
Входит дед.
Он с бородой,
В тулуп одет.
Тулуп до самых пят!
Он говорит:
— А елка где?
А дети разве спят?

С большим серебряным
Мешком
Стоит
Осыпанный снежком,
В пушистой шапке
Дед,
А старший брат
Твердит тайком:

— Да это наш сосед!
Как ты не видишь: нос похож!
И руки, и спина! —

Я отвечаю: — Ну и что ж!
А ты на бабушку похож,
Но ты же не она!

РАЗГОВОР С ДОЧКОЙ

— Мне не хватает теплоты, —
Она сказала дочке.
Дочь удивилась: — Мерзнешь ты
И в летние денечки?

— Ты не поймешь, еще мала, —
Вздохнула мать устало, —
А дочь кричит: — Я поняла! —
И тащит одеяло.

О ЧЕЛОВЕЧЕСТВЕ

Готов для человечества
Он многое свершить,
Но торопиться нечего,
Зачем ему спешить?

Пока еще он подвига
Себе не приглядел,
А дома (что поделаешь!)
Нет подходящих дел!

Дед от простуды лечится,
Лекарство дать велит,
Но он не человечество,
Он старый инвалид.

С утра Наташка мечется
(Гуляйте с ней с утра!).
Она не человечество,
А младшая сестра.

Когда судьбой назначено
Вселенную спасти,
К чему сестренку младшую
На скверике пасти?!

Пока еще он подвига
Себе не приглядел
А дома (что поделаешь!)
Нет подходящих дел!

В своем платочке клетчатом
В углу ревет сестра:
— Я тоже человечество!
И мне гулять пора!

РЕВНОСТЬ

Мне казалось, будто Вася
Без меня скучает.
Я сказала: — Признавайся,
Что тебя печалит?

— Исчезают виды чаек! —
Вдруг он отвечает. —
Если чайки станут редки,
А потом — как?
Если редки станут предки —
Нет потомков!

О каких-то редких видах
Раскричался Вася.
— Поспокойней: вдох и выдох!..
Ты не надрывайся!

Охранять он хочет чаек,
Просто в них души не чает,
А меня… не замечает.

КАК ВОВКА ВЗРОСЛЫМ СТАЛ

На глазах растут ребята!
Жил в стихах моих когда-то
Вовка — добрая душа.
(Так прозвали малыша!)

А теперь он взрослый малый,
Лет двенадцати на вид,
И читателей, пожалуй,
Взрослый Вовка удивит.

С добротой покончил Вовка,
Он решил — ему неловко
В зрелом возрасте таком
Быть каким-то добряком!

Он краснел при этом слове,
Стал стесняться доброты,
Он, чтоб выглядеть суровей,
Дергал кошек за хвосты.

Дергал кошек за хвосты,
А дождавшись темноты,
Он просил у них прощенья
За плохое обращенье.

Знайте все, что он недобрый,
Злее волка! Злее кобры!
— Берегись, не то убью! —
Пригрозил он воробью.

Целый час ходил с рогаткой,
Но расстроился потом,
Закопал ее украдкой
В огороде под кустом.

Он теперь сидит на крыше,
Затаившись, не дыша,
Лишь бы только не услышать:
«Вовка — добрая душа!»

Я ДУМАЛ, ВЗРОСЛЫЕ НЕ ВРУТ…

Я думал, взрослые не врут,
А дедушка Сережа
Сказал, что очень любит труд…
Но что-то не похоже.

Просил я: — Сделай мне совок,
Зеленый или синий! —
Я знаю, он бы сделать мог!
А он в ответ: — Зачем, сынок,
Мы купим в магазине,
За них недорого берут.

А сам сказал, что любит труд…

«ЗА» И «ПРОТИВ»

Спешит он высказаться «за»,
Когда глядит тебе в глаза,
Но почему-то за глаза
Всегда он «против», а не «за».

НИ «ЗА» И НИ «ПРОТИВ»

Ребята заспорят,
Взорвутся как порох,
А он промолчит,
Не участвует в спорах.

Он слова не просит
Ни «за» и ни «против».

Зато в подворотне
Он очень активен:
Коляску с ребенком
Поставил под ливень,

Хромого мальчишку
Избил из-за денег.
Кого-то обманет,
Кого-то заденет.

А в школе молчит,
Не участвует в спорах.
Зачем волноваться?
Взрываться как порох:

Он слова не просит
Ни «за» и ни «против».

НЕ ТОЛЬКО ПРО ВОВКУ

У Вовки черный пудель,
Красавец пудель есть,
Ему в цветной посуде
Приносит Вовка есть.

Считает он за честь,
Что в доме пудель есть.

— Его мы не простудим?! —
Он спрашивал в мороз.
Чтоб был доволен пудель,
Его в объятьях нес.

Поил душистым чаем,
В щенке души не чаял.
Но мы скрывать не будем,
Сказать пришла пора,
Что есть не только пудель,
У Вовки есть сестра.

Чтоб даже не пыталась
Она ласкать щенка,
Ее он стукнул малость.
Подумаешь! Осталось
Всего два синяка.

Иной, скрывать не будем,
Готов ласкать собак,
Но почему-то к людям
Относится не так.

МАМЕ АНГЕЛ НУЖЕН

— Ты бесчувственным растешь! —
Говорят мне часто.
Я бездушный! Ну и что ж,
Нет души — и баста!

Я вчера куда-то мчусь,
Вдруг на встречу мама,
А у мамы столько чувств,
Невозможно прямо!
Говорит: — Ну, как дела? —
При девчонках обняла!

Я попятился назад
И нарочно — в лужу!

Не у всех людей подряд
Вся душа наружу.

Черствый я, на мамин взгляд,
Маме ангел нужен!

УКРОТИТЕЛЬ

Сам себя ругал Максим:
«Ты, Максим, невыносим!
Ты грубишь родителям!»
— Решено! — сказал Максим. —
Стану укротителем!

Хватит своеволия!
Если даже и на льва
Могут действовать слова,
На меня тем более!

Он работал не со львами,
Он пантер не просвещал —
Нет, суровыми словами
Сам себя он укрощал:

— У сестры фонарь под глазом?
Кто виновен — тот наказан!
Что поделать? Решено:
Не пойдешь, Максим, в кино!

Укротитель беспощаден:
«Начеку все время будь!»
Придерется то к тетрадям,
То еще к чему-нибудь.

Скажет будто невзначай:
— Своеволие кончай! —
И прибавит он печально: —
Телевизор не включай,
Без футбола выпьешь чай.

— Как парнишка поумнел! —
Люди ахали,
А Максим спокойно ел
Клюкву в сахаре.

Сам себе за укрощенье
Выдавал он угощенье.

ЧЕТКИ

Нужны Сереже четки:
Такой шнурок короткий,
Такие бусы на шнурке,
Перебирают их в руке.

Нельзя без них Сереже!
У парня тонкий вкус:
Он обойтись не может
Без монастырских бус.

Не джазы, не чечетки,
Теперь в почете четки!

Он даже спрашивал в ларьке:
— Здесь продаются четки?
Такой шнурок короткий,
Такие бусы на шнурке,
Перебирают их в руке.

А продавец в ответ ему:
— Какие щетки, не пойму?

Нужны Сереже четки!
Опрошена родня,
Он сундуки у тетки
Обшаривал два дня.

Он из-за этих бусин
Залез в комод бабусин,
Искал на дне комода.
Что тут поделать?
Мода!

Достал Сережа четки,
Достал через полгода.
Такой шнурок короткий,
Такие бусы на шнурке.
Лениво бусины в руке
Перебирая пальцем,
Шагает с перевальцем.

Он их принес и на урок.
— Ну что ж, — заметил педагог, —
Ты лучше выдумать не мог:
Перебирая четки,
Ты чем-то занят
Все-таки!

ЕГО ЛЮБОВЬ

Он мамой так гордится:
Он рядом с ней садится,
Приятно с мамой сесть!
У мамы орден есть.

Он маму
Очень любит,
Особенно
При людях.

— Смотрите, — шутят гости, —
Смотрите, мамин хвостик
Сюда примчался вновь!

Когда
Уходят гости,
Уходит
И любовь.

ЯРОСЛАВНА

Я понял недавно,
Я понял недавно,
Что Таня Петрова
В душе Ярославна.
Однажды, в походе,
Повздорили двое,
И дело дошло
До кулачного боя.
— Ну, как вам не стыдно?! —
Девчонки кричали,
А Таня Петрова
Стояла в печали.
А Таня Петрова
Сначала молчала,
Противникам раны
Промыла сначала,
А после спросила:
— Ну как? Полегчало? —
Я понял недавно,
Я понял недавно,
Что Таня Петрова
В душе Ярославна.
На праздник спортивный
Уходят гимнасты,
Уходят под ливнем,
Уходят в ненастье,
А Таня горюет
У школьной ограды:
— Ты, дождь, не мешай им
Добиться награды!…

ВЕЗЕТ НАМ!

Мне помогает случай,
Счастливая звезда:
С девчонкой, самой лучшей,
Встречаюсь иногда.

Наташа едет к тете, —
Не ближние края, —
У дома, в подворотне,
Оказываюсь я.

Случайно сводит нас судьба
И у фонарного столба,
И в магазине нотном, —
Везет нам!

Но я, по правде говоря,
Чтоб встретиться случайно,
Часами жду у фонаря,
Повсюду жду,
Часами жду…
Читатель, это тайна.
Имей в виду…