Басня Крылова Пастух и Море

Пастух в Нептуновом соседстве близко жил:
На взморье, хижины уютной обитатель,
Он стада малого был мирный обладатель

И век спокойно проводил.
Не знал он пышности, зато не знал и горя,

И долго участью своей
Довольней, может быть, он многих был царей.

Но, видя всякий раз, как с Моря
Сокровища несут горами корабли,

Как выгружаются богатые товары
И ломятся от них анбары
И как хозяева их в пышности цвели,

Пастух на то прельстился;
Распродал стадо, дом, товаров накупил,

Сел на корабль — и за Море пустился.
Однако же поход его не долог был;

Обманчивость, Морям природну,
Он скоро испытал: лишь берег вон из глаз,

Как буря поднялась;
Корабль разбит, пошли товары ко дну,

И он насилу спасся сам.
Теперь опять благодаря Морям
Пошел он в пастухи, лишь с разницею тою,

Что прежде пас овец своих,
Теперь пасет овец чужих
Из платы. С нуждою, однако ж, хоть большою,
Чего не сделаешь терпеньем и трудом?

Не спив того, не съев другова,
Скопил деньжонок он, завелся стадом снова
И стал опять своих овечек пастухом.

Вот некогда, на берегу морском,
При стаде он своем
В день ясный сидя
И видя,
Что на Море едва колышется вода

(Так Море присмирело)
И плавно с пристани бегут по ней суда:
«Мой друг! — сказал, — опять ты денег захотело,

Но ежели моих — пустое дело!
Ищи кого иного ты провесть,
От нас тебе была уж честь.
Посмотрим, как других заманишь,
А от меня вперед копейки не достанешь».

Баснь эту лишним я почел бы толковать;
Но как здесь к слову не сказать,
Что лучше верного держаться,
Чем за обманчивой надеждою гоняться?

Найдется тысячу несчастных от нее
На одного, кто не был ей обманут,
А мне, что говорить ни станут,
Я буду все твердить свое:
Что впереди — бог весть; а что мое — мое!

Пригласи друзей в Данинград
Данинград