Бабушкина дорога. Анне Катрине Вестли

РОЗИНЫ ПАСТУХИ

Марен, Мартин, Марта, Мадс, Мона, Милли и Мина были в школе; папа с грузовиком уехал в город; дома оставались только мама, бабушка, Мортен да Самоварная Труба. Роза стояла в своём хлеву, и пять бабушкиных кур составляли ей компанию. Бабушка вышла на крыльцо, посмотрела на небо и с удовольствием понюхала воздух.

— Ну что ж, пора тебе уходить. Иди и раньше Рождества можешь не возвращаться.

— С кем ты разговариваешь, бабушка? — спросил любопытный Мортен.

— Прощаюсь с зимой.

— Но ведь зима ещё не ушла, всюду снег, и нет никакой зелени.

— Ну и что ж? Я по запаху весну чую. Принюхайся и поймёшь, что весна уже совсем близко.

Мортен сел на крыльцо и принялся старательно нюхать воздух, потом понюхал снег. Сначала он ничего не почувствовал, но вдруг ему показалось, что он слышит какой-то слабый и очень приятный запах. Наверно, это и была весна.

— А что, зима сегодня уже уйдёт?

— Нет, так быстро ей не собраться. Несколько деньков она ещё погостит у нас.

Но прошло гораздо больше, чем «несколько деньков», прежде чем зима надумала уходить. Правда, с каждым днём солнце грело всё сильнее, днём с крыши бежали весёлые ручейки, а ночью вырастали длинные сосульки.

И вот однажды пошёл дождь, совсем как летом. Один за другим исчезали на дворе снежные островки. И казалось, что во всём мире нет ничего, кроме воды, хлюпкой грязи да старого снега, который уже не мог снова стать белым.

— Ларс разрешил нам пасти Розу в своём лесу до самой зимы, — сказала однажды бабушка.

— А она одна не заблудится? — спросил Мортен.

— Я буду пасти её, пока она не привыкнет к лесу и не станет сама находить дорогу домой, — ответила бабушка.

Время шло, и вот в один прекрасный день бабушка проводила Розу в лес. Там, на открытых полянках, зеленела первая молодая травка. Большие деревья бросали таинственные тени, на разные голоса пели птицы, квакали лягушки. Роза была довольна.

Бабушка пасла её целый день и очень устала. Она любила лес, но пасти корову в её возрасте было не так-то легко.

— Бабушке надо помочь, — сказал вечером папа. — В эти летние каникулы мы никуда не поедем. Уж очень дорого нам обошёлся Розин хлев, хотя мы и строили его сами.

— У нас теперь совсем нет денег? — испуганно спросила Мона.

— Я думаю, мы как-нибудь выйдем из положения, — сказал папа. — Только ни о каких поездках не может быть и речи. И кроме того, вам придётся помогать дома по хозяйству.

— Значит, мы можем умереть с голода, если не будем работать? — снова спросила Мона.

Она твёрдо знала: человек должен работать, чтобы не умереть с голода, и была готова изо всех сил помогать папе.

— Ну, не так уж всё страшно, — утешила её мама. А папа сказал:

— Вы должны разбиться на пары, и каждая пара по очереди будет пасти Розу. Вот мы и посмотрим, кто у нас самый лучший пастух.

На кухне поднялся страшный гам и крик; все говорили и кричали, перебивая друг друга.

— Я хочу пасти с Милли! — кричала Мина.

— Давай с тобой вместе пасти! — кричала Мона Мадсу.

— Правильно! А если Уле-Александр никуда не уедет, он тоже будет пасти Розу вместе с нами. Ладно?

— М-м-м, — промычала Мона.

Марен и Мартин были самые старшие и привыкли всегда всё делать вместе, поэтому было решено, что они будут пасти Розу первую неделю. Без пары остались только Марта и Мортен. Мортен понимал, что никому не хочется пасти вместе с ним, потому что он самый маленький. Он взглянул на Марту:

— Я знаю, Марта, что тебе не хочется пасти вместе со мной, хотя я очень хорошо умею пасти коров. Но если тебе надо прежде подумать, я могу помолчать…

— Не надо молчать, — ответила Марта. — Я уже подумала и решила, что мне лучше всего пасти именно с тобой.

Мортен радостно улыбнулся и убежал во двор, чтобы никто не видел, как он счастлив.

На другое утро очень рано Марен и Мартин ушли в лес вместе с Розой. У каждого из них было по мешочку с едой и по палке. Их снарядили так, словно им предстояло пасти целое стадо.

И Марен и Мартин любили читать, поэтому они захватили с собой очень интересные книги. Книга Мартина называлась «На дне моря», а книга Марен — «Винда становится секретаршей графа».

— Давай сделаем так, — предложила Марен, — сначала ты читаешь, я пасу, а потом наоборот.

— Хорошо, — согласился Мартин. — Можешь и ты читать первая, а я — пасти, мне безразлично.

— Как ты думаешь, далеко надо идти в лес? — спросила Марен.

— Я думаю, что это решит сама Роза, — ответил Мартин.

Роза останавливалась то тут, то там, щипала траву, но потом всё-таки шла дальше. Наконец она нашла подходящее место: большую открытую поляну. Здесь было много сочной травы.

— По-моему, она за один день всё равно не съест столько травы, — сказал Мартин. — Давай разобьём здесь лагерь.

Слова «разбить лагерь» звучали очень заманчиво. Мартин положил свой мешок на землю и спрятал еду в тени кустов. Потом он нашёл пенёк, который должен был служить ему столом. Марен тем временем уткнулась в книгу. Роза паслась так спокойно, что Мартин решил последовать примеру Марен.

— Ничего не случится: на ней колокольчик, так что мы всегда услышим, где она, — сказал Мартин.

— Да, да, — рассеянно ответила Марен. Она успела прочесть уже три страницы, и жизнь Винды полностью поглотила её.

Мартин пожал плечами и открыл свою книгу. Через минуту для него тоже перестало существовать всё окружающее — он погрузился на дно моря.

Детей донимали мухи и комары, но они продолжали читать, ничего не замечая вокруг.

Так они читали, пока Мартин не отсидел ногу. Ему пришлось встать и попрыгать на другой ноге. Пока он качал ногой, которую кололо и щекотало множество иголочек, он осмотрелся: Розы нигде не было, но колокольчик звенел где-то поблизости. Мартин решил пойти поискать Розу, раз уж он всё равно оторвался от книги. Марен тоже захотелось размяться. Она заложила страницу травинкой и поднялась.

— А где Роза? — спросила она удивлённо. — Что-то я нигде её не вижу.

— Я тоже не вижу. Пошли на звон колокольчика, — предложил Мартин.

Так они и сделали. Они подходили к колокольчику всё ближе и ближе, и вот уже стало казаться, что он звенит прямо у них над головой.

Мартин первый увидел колокольчик. Он был привязан к ветке. Дул лёгкий ветерок, и каждый раз, когда ветка качалась, колокольчик звенел, словно он висел на шее у Розы.

— Как же это могло получиться? — удивилась Марен. — Может быть, Роза подошла к дереву почесаться и колокольчик зацепился за ветку?

Мартин покачал головой:

— Нет, он висит слишком высоко, и верёвка завязана на два узла. Этого Розе самой не сделать.

Марен хотела громко позвать Розу, но Мартин остановил её:

— Тише, мы и так её найдём! Пошли!

Марен последовала за ним.

— Может быть, это бабушка или кто-нибудь из наших увёл Розу домой, чтобы попугать нас? — спросила Марен.

— Возможно, но мне всё-таки кажется, что наши здесь ни при чём. Помоги мне разобраться в следах. Тот, кто повесил колокольчик на дерево, хотел направить нас по ложному следу. В этом месте Розе ведь не пройти.

— Не знаю. Здесь столько следов, что нам не разобраться, какие именно ведут в глубь леса.

— Сейчас разберёмся! Рядом с пнями, на которых мы сидели, во всяком случае, никто не проходил, ни у кого не хватило бы наглости увести Розу у нас из-под носа.

— Но и здесь тоже никто не проходил. Это место очень хорошо видно с наших пеньков, — подхватила Марен.

— Значит, они прошли по одной из боковых тропинок! Давай ты осмотри левую, а я правую!

Мартин почти лёг на тропинку и водил по ней носом. Вскоре он выпрямился и тихонько свистнул Марен.

— Смотри, я нашёл следы коровы и двоих людей. Пойдём по этим следам.

— Ты настоящий следопыт! — Марен была испугана, но старалась не подавать виду.

Больше всего ей хотелось сбегать домой за мамой, но она понимала, что Мартин ни за что на свете не согласится на это. Он не уйдёт домой, пока не найдёт Розу!

Идти по следам оказалось не так трудно. Дети почти не разговаривали друг с другом. Мартин радовался, что прочёл много книг про индейцев; теперь ему это очень пригодилось. Он знал, что нельзя наступать на ветки, чтобы случайно не выдать своего присутствия, знал, что надо часто останавливаться и прислушиваться.

— Я видела однажды ковбойский фильм, там тоже украли корову. А однажды воры угнали целое стадо.

— Нашу Розу увели всего два человека, — сказал Мартин.

— Если бы мы с тобой были на лошадях, мы бы их быстро догнали, — вздохнула Марен.

Но Мартин не слышал её. Он уткнулся носом в самую землю. Что такое? На тропинке из палочек был выложен крест, а в центре креста прикреплён клочок бумаги. Мартин схватил бумагу и расправил её. На ней была нарисована коровья морда, а под ней написано: «Вы на верном пути».

Марен и Мартин побежали дальше. Они заметно осмелели. Розу, конечно, увели в шутку: настоящие воры не оставляют таких записок.

От радости Марен засмеялась и заговорила во весь голос, но Мартин рассердился:

— В шутку или нет, мы всё равно должны застать их врасплох и напугать. Ты только вспомни, как мы с тобой перепугались, когда обнаружили, что Роза пропала.

— Как ты думаешь, может, всё это устроил Уле-Александр? Помнишь, мы в то лето играли в индейцев, так он тоже всё время писал разные записки и оставлял какие-то таинственные знаки.

— Нет, это не он, — прошептал Мартин. — И вообще, это сделали взрослые, а не дети. У детей не бывает таких больших ботинок, погляди на следы!

— Ну, значит, это взрослые решили поиграть в детей!

Вдруг Мартин упал на землю. Марен бросилась на землю рядом с ним.

— Вон Роза! — прошептал Мартин. — Только молчи! Ни звука! Она там щиплет траву.

— Давай уведём её обратно так, чтобы никто ничего не заметил, — предложила Марен.

Мартин молча кивнул. Они лежали и выглядывали из-под веток большой ели. Сначала они видели одну Розу, но потом Марен толкнула Мартина в бок и показала рукой вправо.

У Мартина даже горло пересохло. Теперь он тоже увидел их! Но их было не двое — их было целых шесть человек, и, если бы Мартин был помладше и поглупее, он бы обязательно принял их за индейцев: они были обнажены по пояс и их загорелая кожа блестела на солнце. Это были рабочие, строившие автомобильную дорогу.

— Как же нам незаметно увести Розу? — прошептала Марен.

— У меня такой план, — сказал Мартин. — Я отвлеку их внимание, а ты тем временем уведёшь Розу. Сейчас я залезу вон на то дерево и устрою концерт. Когда они побегут в мою сторону, чтобы узнать, в чём дело, хватай Розу и беги. Соль у тебя есть?

— Да!

— Вот и хорошо. Веди её по той же тропинке, по которой мы пришли, и старайся идти побыстрее.

Марен кивнула, и Мартин быстро пополз к дереву. Скоро Марен услышала блеяние овец и хрюканье поросят. Казалось, что стадо овец повстречалось со стадом свиней и они остановились побеседовать. Мартин был в ударе. Марен взглянула на рабочих. Те удивлённо озирались, стараясь понять, откуда эти звуки; потом побежали к дереву, на котором сидел Мартин. Марен не зевала. Она подбежала к Розе, обняла её за шею и потянула за собой. Но Роза вовсе не собиралась уходить: здесь было так много вкусной, сочной травы. Марен вытащила соль. Почуяв соль, Роза забыла о траве и покорно пошла за Марен. К счастью, на Розе теперь не было колокольчика, и никто не слышал, как они уходили.

Мартин сидел на верхушке дерева и смотрел вниз на рабочих. Они искали в кустах овец. Ведь они отлично слышали, что здесь только что блеяли овцы.

Вдруг один из них крикнул:

— Смотрите, корова исчезла! Наверное, ребята уже побывали тут.

— Да нет, где им! — ответил другой. — Просто корова домой сбежала. Ну, нам пора приниматься за дело, хватит развлекаться.

— Через пять минут взрываем! — крикнул старший.

Как только они ушли, Мартин скатился с дерева — ему вовсе не хотелось сидеть на дереве, когда рабочие начнут здесь что-то взрывать. Он решил оставить им записку: пусть не думают, что Роза просто убежала домой. Ведь это Марен и он освободили её из плена! Рабочие быстро долбили дырки и закладывали в них взрывчатку. Мартин вытащил из кармана кусок мела и написал на большом камне: «Мне больше нравится дома, с теми, кого я люблю. Будьте здоровы. Корова. Меня зовут Роза».

Мартин был очень доволен собой, но следовало спешить, потому что послышались крики: «Берегись!» Взрыв мог раздаться в любую минуту, и Мартин нёсся со всех ног. Наконец он увидел Марен и Розу. А когда загрохотал взрыв, они уже были на своей полянке. Мешочки с бутербродами лежали на самом солнцепёке. Марен и Мартин с удовольствием принялись за еду. Роза пощипала траву, а потом улеглась в тени.

— Давай никому не скажем, что случилось! — предложила Марен, когда они подходили к дому.

— Ладно, — согласился Мартин.

И поэтому, когда их спросили, как прошёл день, они ответили:

— Хорошо!

ДВОЕ ПОПАДАЮТ В ПЛЕН

Неделя Марен и Мартина закончилась. После того как Роза пропадала, они стерегли её во все глаза. Она постоянно норовила удрать к тем рабочим, которые увели её в первый день.

— Значит, они хорошие, — говорила Марен.

— Глупости! Просто на той лужайке самая вкусная трава, — сердился Мартин.

В первый же день дежурства Мадса и Моны Роза решительно направилась прямо туда, куда ей хотелось.

Накануне Мадс сбегал к Уле-Александру и пригласил его пасти Розу вместе с ними. Уле-Александр с радостью согласился и рано утром в понедельник уже ждал Мадса и Мону возле их дома. На спине у него висел рюкзак, на шее на верёвке болталась дудочка, и кепка была лихо сдвинута на самый затылок.

— Смотрите не прозевайте Розу, — сказала им на прощание бабушка. — И помните: Роза должна пастись там, где ей хочется.

— А до которого часа? — спросил Уле-Александр.

— Роза сама знает время. Придёте часов в пять — и хорошо.

Бабушка сидела во дворе на солнышке и вязала. Она чувствовала себя хозяйкой большой усадьбы, у которой целых девять пастухов, чтобы пасти её стадо.

— Странно, — сказала Мона, — мы столько времени живём в лесу и вроде уже привыкли к нему. А всё равно интересно и даже немного страшно провести в лесу одним целый день.

— Ты не одна, так что тебе нечего бояться, — успокоил её Мадс.

— Хорошо бы, с нами что-нибудь приключилось! — сказал Уле-Александр.

— Да, — подхватил Мадс, — что-нибудь необыкновенное.

— Давайте пойдём молча и будем слушать, что делается в лесу, — предложил Уле-Александр.

Они пошли очень тихо, говорили только шёпотом и ступали так, чтобы не хрустнуть ни одной веточкой.

Роза шла впереди. Она не могла идти тихо, потому что у неё на шее болтался колокольчик, но случалось, что она останавливалась. И тогда дети слышали только тишину. А тишина была такая, что от неё даже начинало звенеть в ушах. Вдруг Мадс сказал:

— Я что-то слышу, а что — не пойму.

— Я тоже, — сказал Уле-Александр. — Я уже давно услышал какие-то звуки, только боялся говорить вам, чтобы вы не испугались.

— Давайте снимем с Розы колокольчик и послушаем.

Мадс снял колокольчик, завернул его в носовой платок и сунул в карман. Потом он потянул Розу в сторону и спрятался вместе с ней за большое дерево. Мона и Уле-Александр спрятались рядом с ним. Мадс нарвал травы и кормил Розу, чтобы она не вышла из-за дерева. Он сделал знак Уле-Александру, чтобы тот подполз к тропинке и посмотрел, не идёт ли там кто-нибудь.

Сердце Уле-Александра билось громко-громко; он слушал так старательно, что у него зашумело в ушах, и он уже не мог разобрать, слышит ли он чьи-то шаги или это ветер шелестит в кустах и деревьях да шуршат прошлогодние листья. Неожиданно на тропинке появились Марен и Мартин. Уле-Александр спрятал лицо в мох, чтобы они не услышали его дыхания. С озабоченными лицами Марен и Мартин пробежали мимо.

— Смотри, как далеко они уже ушли, — на бегу сказала Марен.

— Ну, значит, они попали прямо им в лапы! Хотел бы я знать, что здесь произойдёт сегодня?

Они пробежали мимо, а Уле-Александр пополз рассказывать, что он услышал.

Мадс догадался, что с Марен и Мартином что-то случилось, когда они пасли Розу, о чём они никому ни слова не сказали. Они совершили какую-то оплошность и теперь прибежали посмотреть, не повторят ли Мона и Мадс их ошибки.

— Что же нам делать? — воскликнул Мадс. — Роза хочет идти дальше.

— Хорошо, что ты снял с неё колокольчик, — сказал Уле-Александр.

— Интересно, о ком они говорили? — спросила Мона. — Может, лучше пойти и всё рассказать маме?

— Нет, Мона, если бы было что-нибудь опасное, Марен и Мартин обязательно сами бы всё рассказали.

— Я придумал! Ура! — Уле-Александр нырнул с головой в рюкзак и вытащил оттуда нож и моток верёвки.

Увидев нож, Мона испугалась:

— Если вы собираетесь драться по-настоящему, я ухожу домой!

— Не бойся! Драться никто не будет. Сейчас мы нарежем побольше веток, — сказал Уле-Александр.

— А зачем вам ветки? — недоверчиво спросила Мона.

— Мы привяжем их к себе и станем похожи на деревья. Так нас никто не заметит!

— Это хорошо! Если меня никто не заметит, то мне и страшно не будет, — сказала Мона.

Роза щипала траву. Уле-Александр резал ветки, а Мадс привязывал их к себе и к Моне. Они провозились довольно долго. Потому что мальчики срезали с каждого дерева только по одной ветке, чтобы не погубить деревья.

Мона первая превратилась в ёлочку и побежала за Розой, которой надоело ждать. На ходу Мона крикнула:

— Идите скорей, а то вы нас не догоните!

Ей никто не ответил, только две соседние ёлочки издали угрожающее шипение и в воздухе мелькнул пастуший кнут.

Дети пошли дальше.

Впереди послышался шум и громкие голоса. Потом раздался гудок, похожий на фабричный. Это гудел какой-то рабочий, прикрыв рот рукой. Перестав гудеть, он крикнул:

— Обедать!

— Я тоже хочу есть, — сказал Уле-Александр.

— Придётся потерпеть, — вздохнул Мадс.

— Стойте тихо, кто-то идёт, — шепнула Мона.

По направлению к ним шли двое рабочих. Не доходя до детей, они сели на траву, разложили пакеты с едой и вытащили термос.

— Хорошая нам работа попалась — не работа, а санаторий. Ходим по лесу, едим на свежем воздухе. Лучше не придумаешь.

— Да, здесь работать — не то что в городе на раскалённом асфальте.

— Смотри-ка, я думал, это привидение, а это, оказывается, наша корова. Она сегодня без колокольчика, вот мы и не слышали, как она подошла. Наверно, её пастухи опять зачитались, — сказал первый рабочий.

Он подошёл к Розе и потрепал её по шее.

Тем временем Уле-Александр подкрался, подкатил к себе его термос, обвязал его бечёвкой и повесил на дерево. Потом три ёлочки незаметно отошли в сторону и стали ждать, что произойдёт дальше.

Рабочий вернулся к своему месту, и ребята услышали его громкий голос:

— Куда ты дел мой термос?

— А я его и не трогал, — ответил другой.

Первый рабочий долго искал свой термос и вдруг обнаружил его на дереве.

А в это время Марен и Мартин, насвистывая, пробирались через лес, высматривая Розу и её пастухов.

— Вот они, — шепнул один из рабочих. — Ты хватай девчонку, а я — мальчишку.

Рабочие спрятались за дерево и, когда Марен и Мартин проходили мимо, взяли их в плен.

— Спасите! — закричала Марен, а Мартин мрачно и угрюмо смотрел перед собой.

— Ну, хитрецы, а что вы собирались устроить сегодня? — спросил первый рабочий. — Сейчас мы поведём вас на суд и расправу. Роза, идём за нами!

Марен, Мартин и рабочие исчезли за деревьями; Роза послушно пошла следом.

На некотором расстоянии от этой процессии бежали три небольшие ёлочки. Пробежав несколько шагов, они останавливались и замирали. Все ели в лесу удивлённо перешёптывались и шуршали ветками: они и не знали до сих пор, что некоторые из них могут передвигаться с места на место.

Один из рабочих говорил что-то о своём термосе, который висел на дереве.

— Это наши, наверно, подвесили его термос, — шепнула Марен Мартину.

Рабочие оказались добрыми и весёлыми людьми. Они приветливо знакомились с Марен и Мартином.

— Меня зовут Эжен, — сказал один.

— Меня — Ханс, — сказал другой.

— Меня — Харри, — сказал третий.

— Меня — Бьёрн, — сказал четвёртый.

— Меня — Монрад, — сказал пятый, тот, чей термос оказался на дереве.

— А меня — Кнют, — сказал приятель Монрада. — Теперь вы в плену, — объявил Кнют, — нам с вами будет гораздо веселее. Мы ведь тоже любим иногда поиграть.

Мартин два раза пытался убежать, но оба раза кто-нибудь ловил его и приводил назад.

— Ну, а теперь за работу! — крикнул Эжен. — Монрад, стереги пленных! Домой мы их отпустим только вечером, а пока пусть побудут с нами.

— Давайте мы тоже будем работать, а то нам скучно так сидеть, — предложил Мартин.

— Ты-то сможешь немного поработать, а вот девочке здесь делать нечего: мы таскаем камни и корчуем пни — это всё тяжёлая работа, — сказал Эжен.

— Я буду носить что полегче, — сказала Марен.

— Ладно. Но Монрад всё равно будет следить за вами, так что убежать вам не удастся, на это вы не рассчитывайте.

Пока они разговаривали, Мадс, Мона и Уле-Александр подошли совсем близко. Они стояли неподвижно, как настоящие деревца, и никто их не замечал.

— Розу нам отсюда не увести. Ей здесь нравится. Давайте постоим и подумаем, что же нам делать, — сказал Мадс.

— Потихоньку отступаем к лесу, — прошептал Уле-Александр. — Нет смысла стоять так близко к неприятелю.

— Верно, за Розу можно теперь не беспокоиться. Идёмте завтракать. У меня от голода живот подвело.

Они нашли укромную лощинку, где могли спокойно расположиться и отдохнуть после беспокойного утра.

— Смотрите, как они загорели, — сказал Уле-Александр, глядя на рабочих и доедая последний бутерброд. — Интересно, они и домой так пойдут?

— Как — так? — не понял Мадс.

— Ну, без рубашек и пиджаков.

— Почему? Рубашки-то они, во всяком случае, наденут. Они разделись, потому что им жарко работать.

— И для того, чтобы загореть, — вставила разумная Мона.

— План такой, — сообщил торжественно Уле-Александр. — Мы стащим их пиджаки и рубашки и развесим их на кустах. Пусть поищут. Но только надо действовать осторожно, чтобы не угодить в плен, как Мартин и Марен!

Ребята пошли обратно и скоро оказались около пней, на которых были аккуратно сложены шесть пиджаков и шесть рубашек.

Ёлочки двигались очень осторожно, их движений почти не было видно. Они медленно подкрадывались к пням, брали по одному пиджаку или рубашке, отходили шаг за шагом и развешивали одежду на ёлках и можжевельниках.

Когда Мона несла уже последний пиджак, сильный порыв ветра взметнул его в воздух.

— Это что ещё за шутки? Кто повесил мой пиджак на ёлку? — воскликнул удивлённый Эжен, приняв Мону за ёлку.

— Не знаю! Только наши пленники здесь ни при чём: я всё время слежу за ними, — ответил Монрад.

И тут на глазах у изумлённых рабочих маленькая ёлочка, на которой висел пиджак Эжена, громко вскрикнула, бросила пиджак на землю и пустилась наутёк. За ней побежали ещё две ёлки. Они мгновенно скрылись в лесу. Рабочие бросились за ними.

— Ну! — сказал Мартин.

— Ну! — сказала Марен.

Они подбежали к дремлющей Розе, растолкали её и, схватив за шею, потащили за собой.

Взять в плен три маленькие ёлочки оказалось не так-то просто. Каждый раз, когда рабочие подбегали к ёлке, на которой висел пиджак, они обнаруживали, что это самое обыкновенное дерево, которое и не думает от них убегать.

Мадс, Мона и Уле-Александр пробирались сквозь густые заросли уже далеко от своих преследователей.

— Всё! Нас опять перехитрили, — сказал наконец Эжен, устав бегать от ёлки к ёлке. — Идём к нашим пленникам и узнаем у них, в чём дело.

Но когда они вернулись к месту работы, пленников и след простыл. Они исчезли вместе с Розой.

Немного спустя Марен и Мартин догнали своих освободителей.

— Спасибо за освобождение! — крикнула Марен. — А вы просто молодцы! Можете не бояться: сегодня они за вами больше не погонятся, им надо работать.

— Не говорите ничего дома, — сказал Мартин. — Пасите Розу подальше от того места, где они работают, а потом посмотрим, как её будут пасти Мина и Милли.

— Слушайте! — воскликнула вдруг Марен.

Все прислушались. Далеко-далеко раздавалось дружное мычание. Роза не замедлила с ответом. Она подняла морду и громко, призывно замычала.

— Это рабочие прощаются с Розой, — сказала Марен.

Ровно в пять часов, как и наказывала бабушка, они пригнали Розу домой. Бабушка погладила Розу и сказала:

— Я вижу, и сегодня тебя хорошо пасли. Повезло нам с пастухами. Но и им повезло не меньше: тебя пасти — дело не хитрое.

Марен, Мартин, Мадс, Мона и Уле-Александр переглянулись, но не сказали ни слова. Промолчала и Роза. Так бабушка ничего и не узнала о шести рабочих, что строили в лесу новую дорогу.

МИЛЛИ, МИНА И МЕДВЕДЬ

Милли и Мина обдумали заранее, как они будут пасти Розу. Конечно, им хотелось, чтобы с ними пошёл кто-нибудь из старших — Марен или Мартин. Но, с другой стороны, самое интересное и заключалось в том, чтобы отправиться в лес одним.

Если бы мама заглянула в рюкзак Милли, она бы обнаружила там множество любопытных вещей. Здесь лежало печенье, иголка, нитки и ножницы, на случай если они разорвут в лесу платья. Кроме того, Милли положила туда пачку маргарина и мешочек с овсянкой: а вдруг они заблудятся в лесу и захотят есть! Печенье — вещь хорошая, но овсянка с маргарином — это уже настоящая еда. Девочки купили и то и другое, вытряхнув деньги из своих копилок. За продуктами они потихоньку от всех ходили в магазин в Тириллтопен. Когда Милли и Мина увидели, что у них осталось ещё немного денег, Милли спросила у продавца:

— Если бы вам пришлось идти в лес на несколько дней, какую бы еду вы взяли с собой?

— В первую очередь я взял бы с собой шоколад и кекс, — ответил продавец.

Девочки очень удивились, что взрослому человеку в лесу необходим кекс и шоколад, но всё-таки купили и то и другое.

А ещё в рюкзаке лежало маленькое карманное зеркальце, которое Милли обернула тремя носовыми платками, чтобы оно не разбилось. Мина никак не могла понять, зачем им нужно брать в лес зеркальце. Она сразу поняла, зачем они берут овсянку, и маргарин, и шоколад, и кекс, и печенье, и иголку с нитками, но вот для чего в лесу зеркальце, она никак не могла догадаться.

Милли ей объяснила:

— Если мы встретим в лесу медведя или ещё какого-нибудь зверя, мы сядем к нему спиной, а в зеркальце увидим, куда он идёт и что делает. Ведь обернуться к нему нам будет страшно!

Мина вздохнула. У неё даже мурашки побежали по коже, когда она представила себе, как они с Милли сидят и смотрят в зеркальце на медведя, который ходит у них за спиной. Нет, уж лучше не смотреть ни в какое зеркальце! И Мина спрятала в свой рюкзак широкую чёрную ленту, чтобы завязать себе глаза на случай, если они действительно встретят медведя. Никто не заставит её смотреть на то, чего она не хочет видеть!

В рюкзаке у Мины лежали не менее интересные и нужные вещи, чем у Милли. Во-первых, она взяла с собой фотографию папы, мамы и бабушки. А чтобы фотографии не помялись, она спрятала их в книгу. Во-вторых, она взяла нож Мадса, но это была тайна. Мадс ни за что не разрешил бы ей взять его нож; поэтому Мина взяла его потихоньку и с помощью Милли написала Мадсу такую записку: «Я взяла твой нож. Завтра вечером ты его получишь назад. Мина».

Об этом ноже Мина и Милли проговорили целый день. Мина решила взять с собой нож Мадса, после того как Милли рассказала ей про зеркальце и про медведя. Она подумала, что уж в самом крайнем случае можно будет просто погрозить медведю ножом. И вообще, взяв этот нож, они почувствовали себя гораздо увереннее.

Наконец наступил их день. Роза уже стояла на дворе и ждала их. Бабушка погладила Розу и сказала:

— Будь смирной, Роза, и береги своих пастушек!

Мама принесла две бутылки с морсом и хотела спрятать их в рюкзаки девочек, но они предпочли сделать это сами.

— Я вижу, что мои маленькие девочки стали уже совсем взрослые, — засмеялась мама.

— Ну, мама, такие вещи все должны делать самостоятельно, — смутилась Милли.

— Ладно, пасите как следует Розу и помните: она сама должна выбрать, где ей пастись, — ответила мама.

— Не забудь попрощаться со всеми, а то, если мы заблудимся, мы их больше не увидим… — шепнула Милли Мине.

Девочки обошли всех, пожимая всем руки, и папа был даже смущён, когда они обе присели перед ним в реверансе.

Потом они ушли вместе с Розой.

— Как они торжественно прощались с нами, — сказала бабушка.

— Я рада, что они так серьёзно относятся к работе, — ответила ей мама. — А куда же делся Мортен?

— Он вместе с Мартой ушёл к Анне и Ларсу, — ответил Мартин.

— Ну ладно, — сказал папа. — А всех остальных я хочу попросить сегодня съездить со мной в город и помочь мне. Я буду развозить мелкие пакеты и с вашей помощью справлюсь в два раза быстрее. Да и вам, я думаю, будет интересно съездить на денёк в город.

— Конечно, — сразу же согласилась за всех Марен.

Но Мартин и Мадс испугались.

— А ведь мы хотели пойти в лес и посмотреть, как бы чего не случилось с Милли и Миной! — шепнул Мадс.

— В лес мы сходим завтра. Надо ведь и папе помочь, — ответил Мартин.

Марен, Мартин, Мадс и Мона забрались в кузов, папа сел за руль, и грузовик тронулся.

Мама ушла в дом готовить обед; бабушка занялась своими курами; Самоварная Труба забралась под печку спать. Всё было тихо и спокойно.

А по лесу шли Милли и Мина. В лесу тоже всё было тихо и спокойно. Деревья шелестели, ветки под ногами трещали не больше, чем обычно. И всё-таки лес был наполнен множеством тревожных, таинственных звуков.

— Мне кажется, что там кто-то кричит, — сказала Мина.

— Мне тоже.

— Вдруг это нам кричат, что сюда идёт медведь? — сказала Мина и оглянулась, ища подходящее дерево, на которое можно было бы взобраться.

— Давай ещё раз послушаем. Может, нам показалось?

Они снова прислушались, и до них донёсся какой-то грохот.

— Наверно, выстрелили в медведя.

— Наверно. Значит, нам теперь нечего бояться. Идём за Розой.

Но Мина не успокоилась:

— А если они в него не попали?

— Сейчас я на всякий случай выну зеркальце, — успокоила её Милли.

— А я нож!

Роза всё дальше и дальше углублялась в лес. По пути она иногда щипала траву, но было видно, что здесь ей не нравится и она торопится дальше.

— У меня уже ноги устали, — пожаловалась Мина.

— Тише! По-моему, кто-то разговаривает совсем близко, — сказала Милли.

— Наверно, это тот, кто стрелял в медведя.

— Значит, они вышли на медвежью охоту. — Милли так понравились слова «медвежья охота», что она повторила их про себя несколько раз.

— Смотри, там на камне стоит какой-то дядька! А что, если он примет нас за медведей и выстрелит? — испугалась Мина.

— Давай спрячемся.

Но Роза не хотела прятаться. Она подошла прямо к мужчине, он погладил её по шее и сказал:

— Подожди немного, Роза, сейчас мы пальнём ещё разочек.

Роза спокойно стояла рядом с ним, но, когда прогремел взрыв, она так испугалась, что, задрав хвост, ринулась в чащу и исчезла.

— Может быть, они опять промахнулись и теперь вместо медведя выстрелят в нашу Розу? — спросила Мина.

— Неужели ты думаешь, что они не отличат корову от медведя?.. А откуда они знают Розино имя?

— Что же нам делать? Бежать за Розой?

— Бежим, только так, чтобы они нас не заметили, — сказала Милли, и девочки побежали за Розой.

Они сильно перепугались. Время от времени Милли вынимала зеркальце и смотрела в него, а Мина грозно размахивала ножом Мадса.

Вскоре они увидели незнакомых людей, которые стояли вокруг Розы и всё время озирались по сторонам.

— Знаешь что, — сказала вдруг Милли, — по-моему, это вовсе не охотники, а воры. Они крадут коров.

— А может, они детей тоже крадут? Надо скорей спрятаться!

— Мне-то почти не страшно, — сказала Милли, — но если ты очень боишься, давай спрячемся.

Мина принялась карабкаться вверх по склону холма. Она была так испугана, что даже не замечала, куда её несут ноги. Наконец они вскарабкались на вершину. Отсюда был виден весь лес. Холм был покрыт серебристым оленьим мохом.

— Теперь мы в безопасности! Можно и позавтракать, — сказала Милли.

Но перед едой она для верности взглянула в своё зеркальце и чуть не вскрикнула от страха: в зеркальце она увидела людей, от которых они только что убежали. Они смотрели на вершину холма, махали руками и вдруг побежали прямо к девочкам.

— Мина! Спускайся вниз с этой стороны! По-моему, там внизу растёт земляника со сливками! Бежим скорей!

Мина побежала. Она прекрасно поняла, что Милли увидела в зеркальце что-то страшное, а про землянику со сливками сказала нарочно, чтобы Мина не так испугалась.

«Наверно, она всё-таки увидела медведя!» — решила Мина.

Они бежали и бежали, и ни одна из них теперь ни за что бы не вспомнила, в какой стороне их дом.

А на вершине холма, где только что сидели девочки, спокойно лежали шестеро рабочих и завтракали.

В этот день Роза вернулась домой одна, и в маленьком домике в лесу забили тревогу.

Сначала все ждали, что следом за Розой появятся девочки. Но время шло, а их не было! Вот тут-то Марен, Мартин, Мадс и Мона рассказали папе и маме про строителей дороги и про то, как Марен и Мартин побывали у них в плену. Но ведь это была только игра.

Мадс обнаружил, что Мина взяла с собой его нож. Всё казалось таким таинственным, что, прождав напрасно ещё полчаса, папа, мама, все дети и Самоварная Труба отправились на поиски девочек. А бабушка осталась дома, чтобы подоить Розу и встретить девочек, если они за это время придут домой.

Марен и Мартин сразу же побежали к тому месту, где работали рабочие. Там никого уже не было. Всё было тихо и пустынно.

— Роза была сегодня здесь! — воскликнул Мадс. — Вот её свежие следы! Если бы рабочие не ушли, мы могли бы их расспросить.

Папа очень волновался; он думал, думал, думал и никак не мог придумать, где же в этом громадном лесу искать Милли и Мину.

— Ау! Ау! — кричал он.

Но никто не откликался.

— Давайте поднимемся на высокое место и осмотрим окрестности, — предложил Мадс.

— Правильно, поднимемся на этот холм. Пока пойдём все вместе, а там разобьёмся на группы, — сказал папа.

Они быстро вскарабкались на холм; папа немного задыхался: ведь он привык сидеть за баранкой грузовика, а не взбираться на высокие холмы.

Наверху оказалось очень красиво. Дети даже пожалели, что не знали об этом месте раньше, когда ходили в лес на прогулки.

— Смотрите! — вдруг воскликнул Мадс. — Здесь кто-то был!

— Ты нашёл следы? — недоверчиво спросил папа.

— Я нашёл бумагу от завтрака! И уверен, что она брошена сегодня, потому что ночью был дождь, а бумага сухая и нисколько не покоробилась.

— Интересно! — сказал папа. — Скажи, мама, их завтрак был завёрнут в такую бумагу?

— Нет, — грустно покачала головой мама. — Нам не по карману покупать вощёную бумагу для завтраков. Я всегда кладу завтраки в пакеты из-под сахара.

— Да, значит, это не их следы, — вздохнул папа.

— Здесь были рабочие. Вот и кофе пролит, а у Мины и Милли не было с собой кофе, — сказала Мона.

— Попробуем поискать их с другой стороны холма, — предложил папа.

Все спустились вниз. Ни Милли, ни Мины здесь не было. Папа аукал, аукал, но ему отвечало только эхо. Идти было трудно. В некоторых местах деревья росли так густо, что казалось, будто здесь никогда не ступала нога человека.

— Настоящие джунгли, — пробормотал папа. — Трудно себе представить, чтобы наши девочки были здесь.

Он уже хотел повернуть назад, как Мадс воскликнул:

— Смотрите, там, на пне, что-то лежит!

Все бросились к пню и замерли от удивления. На пне лежала пачка маргарина! Папа, прищурившись, взглянул вверх, как будто ждал, что сейчас на них посыплется маргариновый дождь.

— Странно, — сказала мама, — кто бы это мог оставлять на пнях такие вещи?

— Маргарин кто-то ел. Смотри, тут следы маленьких зубов, — заметил Мадс.

— Это мышь, — сказал папа.

— Пройдём ещё немного вперёд, — предложила мама.

Они стали пробираться прямиком через чащу. Вдруг Мадс показал на другой пень. На этом пне стоял мешочек с овсянкой. Он был открыт, словно кто-то, уходя, нарочно открыл его и сказал: «Ешьте, пожалуйста».

— Овсянка куплена в Тириллтопене, я вижу по упаковке, — заметил папа.

— Тш-ш-ш-ш! Глядите! — Мадс отвёл ветки ёлки и выглянул. — Там, на пне, спиной к нам сидит Милли и смотрится в зеркальце!

Все спрятались под ёлку.

— Странно! Она сидит совершенно неподвижно и смотрится в зеркальце! Не надо подходить всем сразу, а то она испугается. Лежите здесь, а я подползу к ней один.

Мама хотела что-то сказать, но папа только махнул ей рукой и пополз к Милли.

Неожиданно под ним громко хрустнула ветка. Папа даже не заметил этого звука, но мама и дети, спрятавшиеся за ёлкой, видели, как Милли встала, потом снова села. И всё время она не отрывала глаз от зеркальца. Вдруг рядом с ней показалась Мина; в руке она держала нож, а глаза у неё были завязаны чёрной лентой. Она не вынимала нож из ножен, но грозно им размахивала.

— Медведь приближается! — с ужасом сказала Милли, глядя в зеркало. — Теперь я уже вижу его чёрную шерсть!

Мина от страха оцепенела.

— Смотри, у него усы! Рубашка! Он машет рукой! Это не медведь! Это наш папа!

— Эй! — осторожно позвал их папа.

— Нет, это не папа, папа никогда не говорит нам: «Эй!» Это заколдованный медведь!

— А ты сними повязку и увидишь, что это папа! Папа! Это ты?

— Я, я, не бойтесь! — крикнул им папа.

— Но если ты заколдованный медведь, мы можем тебя расколдовать. К тебе только надо прикоснуться ножом и сказать: «Ёлки-палки, зреет рожь, колдовство снимает нож». Теперь ты расколдован! — сказала Мина и прикоснулась к папе ножом, не вынимая его из ножен.

Папа от удивления не мог вымолвить ни слова. К девочкам подошла мама. Ей хотелось и плакать, и смеяться. Она обняла девочек.

— Скажите, а зачем вы оставили на пнях маргарин и овсянку? — спросил папа у Милли и Мины.

— Чтобы медведь съел маргарин и овсянку, а не нас, — ответили девочки.

— По-моему, Милли и Мина у нас самые храбрые: ведь они всё время думали, что за ними идёт медведь, и нисколько не испугались, — сказал папа.

— Нет, я немного испугалась, когда ты подошёл к нам, но теперь это уже прошло, — призналась Милли.

— Завтра мы найдём Розу. Её поймали какие-то люди, — виновато сказала Мина.

— Роза уже дома и ждёт вас в своём хлеву, — успокоила её мама.

— Вот хорошо! — сказала Милли. — Значит, её всё-таки не украли.

Они собрались и пошли домой, и нетрудно угадать, как обрадовалась бабушка их приходу.

Всю остальную неделю Марен, Мартин, Мона, Мадс и Уле-Александр помогали Милли и Мини пасти Розу, так что им больше не понадобились ни зеркальце, ни маргарин, ни овсянка.

А когда эта неделя кончилась, наступила очередь Марты и Мортена, но о том, что случилось с ними, вы узнаете только в следующей главе.

МАРТА И МОРТЕН

С того самого дня, как Марта согласилась пасти Розу вместе с Мортеном, он неотступно следовал за ней по пятам. Пока не подошла их очередь, Марта и Мортен уходили на хутор к Ларсу. Они помогали ворошить сено, полоть огород, ухаживать за скотом. Мортен работал так прилежно, что Ларс назвал его своим главным помощником. Марта помогала и в конюшне, и на кухне. Анна и Ларс привыкли к тому, что Марта и Мортен постоянно находятся у них на ферме. Как-то в субботу после обеда Марта сказала Анне:

— Следующую неделю мы с Мортеном не придём к вам, настала наша очередь пасти Розу.

— Очень жалко, нам без вас будет скучно. Надеюсь, эта неделя пройдёт быстро. А за вашу помощь я рассчитаюсь с вами осенью картофелем. Я вам должен сто килограммов. Идёт? — спросил Ларс.

Мортен от удивления плюхнулся на землю. Он работал ради собственного удовольствия, а ему собираются за это платить!

— Мы работали у вас просто потому, что нам это нравилось, — сказала Марта. — Но конечно, мама очень обрадуется, если мы привезём домой так много картошки!

— Решено! — Ларс подошёл к столу и написал записку, в которой говорилось, что он должен выплатить осенью сто килограммов картофеля Марте и Мортену за их работу во время летних каникул.

— Значит, мы не должны приходить к тебе больше до самой осени? — спросил Мортен.

— Почему? Приходите в любое время, как захочется.

По дороге домой Мортен спросил у Марты:

— Как ты думаешь, сколько картошек будет в ста килограммах?

— Точно не знаю, но если в каждом килограмме будет по десять штук, то в ста килограммах будет тысяча.

— Целая тысяча! Я как раз так и хотел! — обрадовался Мортен.

— Но пока мы дома никому ничего не скажем. Ладно? Они не узнают о картошке, пока мы не привезём её осенью домой! Слышишь? — сказала Марта.

— Хорошо.

Мортен немного помрачнел. Он уже представлял себе, как расскажет дома о картошке.

— И я тебя прошу, чтобы ты не бормотал себе под нос про эту картошку, а то все сразу догадаются, в чём дело!

— Честное слово, никому ничего не скажу!

А в воскресенье за обедом Марта увидела, как Мортен умеет держать слово. Мортен положил себе на тарелку тефтели и ждал, когда ему передадут блюдо с картошкой, которое стояло возле Мартина. Но Мартин забыл о нём.

— Мартин, будь добр, передай мне кое-что, — сказал Мортен.

— Что ещё за «кое-что»? — недовольно спросил Мартин, отрываясь от еды.

— То блюдо, которое стоит возле тебя, — объяснил ему Мортен.

Но оказалось, что возле Мартина стоят два блюда: одно с картофелем, а другое с горошком. Не поднимая головы от тарелки, Мартин подвинул Мортену блюдо с горошком.

— Мне надо другое блюдо, — терпеливо сказал Мортен.

— Что ты мне голову морочишь? Не мог сразу сказать, что тебе нужна картошка? — рассердился Мартин.

— Нет, не мог, я не говорю о картошке, — ответил Мортен и посмотрел на Марту.

Никто ничего не понял, а Марта улыбнулась Мортену. Она была рада, что на него можно положиться.

— Завтра ваша очередь пасти Розу, — сказала мама Марте и Мортену. — Может, хотите, чтобы вам кто-нибудь помог, или сами справитесь?

— Мы сами справимся, только дай нам, пожалуйста, с собой побольше еды, — ответила Марта.

— Вот у нас остались четыре тефтели и картошка — хотите взять с собой? У вас будет настоящий обед.

— Спасибо, мы возьмём тефтели и всё остальное, — ответил Мортен.

В тот день, когда Марта и Мортен отправились пасти Розу, шёл дождь и дул холодный ветер. На Марте и на Мортене были плащи с капюшонами и резиновые сапоги. Дети не боялись непогоды и весело помахали на прощание всем провожавшим их в путь.

— Во время дождя в лесу особенно хорошо пахнет, — сказала Марта.

И Мортен принялся нюхать воздух с такой силой, что у него сделалась одышка.

— Как ты думаешь, а нас с тобой возьмут сегодня в плен или нет? — продолжала Марта. — Марен сказала, что Роза сама всегда идёт к тому месту, где они работают. Пойдём за ней и посмотрим, что будет.

— Пусть она идёт туда одна, а мы с тобой поиграем пока в лесу, — предложил Мортен; он всё-таки немного побаивался встречи с рабочими.

— Нельзя, раз мы пасём Розу, мы не должны оставлять её ни на минуту, — строго сказала Марта.

— Хорошо, пойдём за Розой, — покорно согласился Мортен.

— Странно, что ещё не слышно, как они работают. По-моему, мы уже близко от того места, — сказала Марта.

— Может быть, они сегодня не работают, — обрадовался Мортен и тут же покраснел: ему стало стыдно за свою трусость.

— Они, наверно, просто отдыхают, — возразила Марта.

Но когда Марта и Мортен подошли к месту строительства, там действительно никого не оказалось.

— Ну вот видишь, никого нет! Может, у них нет плащей и они не работают в дождь? — спросил Мортен.

— Смотри, а кирки и лопаты валяются здесь. Ими сегодня работали — это видно.

— Гляди, Марта, вон их вещи. — Мортен показал на брезент, под которым были спрятаны рюкзаки рабочих.

И в ту же минуту он увидел длинную тёмную змею, которая проползла, извиваясь, под брезент и скрылась в одном из рюкзаков.

От страха Мортен начал заикаться:

— М-м-марта! Б-б-бежим д-д-д-домой!

— Что с тобой, Мортен?

— Я… я… я… в-в-видел змею…

— Змею? Где?

— Т-т-т-там… в-в-в рюкзаке… Б-б-бежим скорей!

— Что ты! Теперь нельзя уходить. Надо подождать рабочих и предупредить, а то змея ужалит кого-нибудь.

— Как плохо, что я увидел эту змею, — вздохнул

Мортен, — а то бы мы сейчас могли пойти домой.

Мортен взглянул на небо; оно было тёмное и мрачное, тучи над их головами сгустились, и к тому же раздался звук, которого Мортен очень не любил и боялся. Это был гром!

Началась гроза.

Розе гроза тоже не понравилась; она подошла и прижалась к детям.

— Сейчас они вернутся, — подбадривала Марта Мортена. — Нам надо найти укромное местечко и спрятаться.

Пошёл проливной дождь. Марта нашла не очень высокие густые кусты и спряталась там вместе с Мортеном и Розой. В кусты молния никогда не ударяет.

Дождь скоро пробрался сквозь листья и забарабанил по плащам детей. С каждой минутой Мортену становилось всё страшнее.

— Давай пообедаем, — предложила ему Марта и достала из мешка тефтели, картошку, бутерброды и морс.

После еды Мортен заметно повеселел.

— Я попрошу маму, чтобы она всегда кормила нас холодными тефтелями с холодной картошкой: они гораздо вкуснее, чем горячие, — сказал он.

Наконец гроза стала стихать. Тёмные, тяжёлые облака разорвало. Выглянуло солнце. Роза, смирно стоявшая в кустах во время грозы, принялась щипать траву. Ей хотелось идти дальше, и Марта никак не могла уговорить её пастись здесь.

— Один из нас должен идти за Розой, — сказала Марта. — Выбирай, Мортен, ты остаёшься или идёшь за Розой?

— Остаться одному?

Мортен был в отчаянии. Ему и в голову не приходило, что так может случиться, ведь они договаривались вместе пасти Розу. А что, если рабочие придут как раз тогда, когда он останется здесь один?

— Я пойду с Розой, — быстро сказал Мортен. — Я не отстану от неё ни на шаг.

— Ладно, только ты не бойся. Далеко Роза не уйдёт, так что крикни меня, если что случится.

Мортен взял Розу за верёвку, на которой висел колокольчик, и они вместе исчезли в густом кустарнике.

Марта походила немного вокруг, а потом взяла лопату и начала работать. Всё-таки это было лучше, чем просто сидеть и ждать.

Сначала Роза шла очень быстро, и Мортену было трудно идти рядом с ней, но вскоре она нашла то, что искала, и пошла тише.

Пока Роза щипала траву, Мортену показалось, что он слышит стук топора и негромкие голоса. Роза шла дальше, хотя Мортен изо всех сил старался удержать её на месте. Наконец Мортен так надоел ей, что она попыталась удрать от него. Но он не отставал ни на шаг, потому что понимал, что теперь он один отвечает за Розу. Мортен заметил за деревьями незнакомых людей. Роза направилась прямо к ним. Мортен шёл следом за ней.

— Смотрите, наша корова пришла, — сказал вдруг чей-то голос. — Ах ты моя коровушка, моя Розочка! Как жаль, что у меня нет для тебя сольцы, она осталась в мешке.

Мортен хотел спрятаться за ёлку, но его уже увидели, потому что другой голос сказал:

— А это что за пузырь пришёл вместе с тобой, а, Роза? Это твой новый пастух, что ли? Я вижу, ты любишь перемены. Каждый раз у тебя новые пастухи.

— Не такой уж я маленький, чтобы называть меня пузырём, — рассердился Мортен, приподнимаясь на цыпочки.

— Ошибся. Прошу прощения, — весело ответил ему рабочий.

— Что вы здесь делаете? — строго спросил Мортен. — Мы два часа ждали вас под дождём. Почему вы не строите сегодня дорогу?

Рабочие сконфузились: они искоса поглядывали друг на друга с таким видом, будто ничего особенного не случилось. Но Мортен не сдавался:

— Почему вы не работаете сегодня? Может быть, у вас нет плащей с капюшонами?

— Плащи-то у нас есть… Вот если бы ты не был такой строгий, мы бы показали тебе нашу тайну.

— Ладно, а если вы не возьмёте меня в плен, я вам тоже одну тайну покажу, — пообещал Мортен.

— Договорились. Тайна за тайну. Иди сюда!

Рабочий взял Мортена за руку и повёл за собой. Они остановились перед большим деревом, и под ним Мортен увидел шалаш. Но это был не маленький шалашик, какие они сами обычно строили в лесу возле дома. Это был большой, настоящий шалаш со стенами, крышей, дверью, сделанной из еловых веток и досок. Вокруг шалаша был вырыт ров, чтобы в шалаше не было сыро. Рабочий сказал Мортену, что они застелют пол брезентом, привезут стол и стулья, и это будет их дом.

— И вы будете по-настоящему здесь жить? — спросил Мортен.

— Нет, конечно. Но нам предстоит строить дорогу всё лето и осень, и неплохо иметь какое-нибудь местечко, где можно погреться. Если, например, пойдёт дождь, вот как сегодня. А если погода будет хорошая, мы иногда и переночуем здесь, отдохнём немного от города.

— А я вас совсем не боюсь, — вдруг выпалил Мортен. — Мне не хочется, чтобы вас ужалила гадюка.

— Какая гадюка? — спросил один из рабочих.

— Идёмте, я покажу вам нашу тайну, — гордо сказал Мортен. — Это общая наша с Мартой тайна, потому я не могу сказать вам ничего, пока мы не придём к Марте, но всё-таки я первый её увидел.

Ничего не понимая, рабочие пошли за Мортеном. Один из них вёл за собой Розу, чтобы она одна не заблудилась в лесу.

На площадке кто-то долбил землю.

— Кто же это там за нас работает? — удивились рабочие.

— Это Марта! — гордо сказал Мортен.

Марта с таким увлечением копала землю, что и не заметила, как к ней подошли. Ей стало жарко от непривычной работы, и она вся раскраснелась.

— Эта девочка умеет работать! — похвалил её тот, которого звали Бьёрн. — Ну-ка посмотрим, нет ли у нас в рюкзаке шоколада?

— Стой! — крикнула Марта.

— Стой! — крикнул Мортен.

— В чём дело? — удивился Бьёрн.

— Там гадюка! Мортен, ну объясни же ему!

— В твой мешок заползла гадюка. Я сам видел! — взволнованно сказал Мортен.

Рабочие отступили на несколько шагов, но Бьёрн взял свой рюкзак и поставил его на большой камень. Потом, присев на корточки, начал осторожно развязывать его.

— Ты похож на циркача, — сказала Марта.

— А почему бы и нет? Сейчас я укротитель змей! — ответил Бьёрн. — Смотрите! — Он вытащил из рюкзака флейту и заиграл на ней.

И вдруг все увидели, как из рюкзака показалась маленькая змеиная головка, потом всё туловище и хвост.

Змея выползла из мешка, она раскланивалась во все стороны и танцевала под музыку, пока укротитель змей не перестал играть. Тогда она опустилась на землю и быстро уползла.

— Это уж, — сказал укротитель.

— Разве это не гадюка? — спросила Марта.

— Конечно, гадюка. Я сам видел, — оскорблённо сказал Мортен. — Только потом она уползла, и на её место заполз уж. А если бы это была гадюка, вы бы увезли её в город и она бы там перепугала до смерти всех людей. И ещё у меня так устали ноги, что я не могу больше ходить.

— Ты настоящий мужчина, Мортен, и за то, что ты хотел спасти нас от гадюки, мы отнесём тебя домой на золотом троне, — сказал Бьёрн.

— И Марту тоже, Марта тоже устала, — попросил Мортен.

— Отнесём и Марту, — согласился Бьёрн. — Четверо будут нести трон, а двое сзади погонят Розу.

— Тогда вас всех обязательно угостят кофе. Бабушка очень любит, когда к нам приходят гости, — сказал Мортен.

Дома все гадали, как идут дела у Марты и Мортена в такую плохую погоду. И нетрудно себе представить, как папа, мама, бабушка и дети обрадовались, увидев появившуюся во дворе торжественную процессию.

— Смотрите, к нам пришли гости! Сейчас я поставлю кофе! — воскликнула бабушка.

Рабочим очень понравился домик в лесу и его обитатели, а папа с мамой были довольны, что наконец познакомились с этими людьми.

— Как дела с дорогой? — спросил у них папа.

— Мортен считает, что мы строим её слишком медленно, — засмеялся Бьёрн. — Он очень рассердился, что мы сегодня почти не работали.

— Я буду теперь часто приходить и помогать вам, — утешил их Мортен.

«ПАПА, ТЫ НИЧЕГО НЕ ЗАБЫЛ?»

В спальне у папы и мамы висела большая картина, а может, её вернее было бы назвать картой. Она была очень большая и занимала почти всю стену. Снизу вверх по всей карте были прочерчены полоски, и наверху на полосках было написано: январь, февраль, март, и так все месяцы. Некоторые полоски были пустые, а на других красным карандашом были написаны имена детей. Папа, мама и бабушка — было написано синим карандашом, а Роза и Самоварная Труба — зелёным. На полях вокруг этих полосок были нарисованы разные красивые картинки. Здесь было синее море, высокие горы, маленькие города, и вообще эта карта очень украшала стену, а главное — она была необходима, потому что это была карта дней рождения.

Папа никак не мог запомнить дни рождения своих восьми детей. И если мама забывала ему напомнить, что сегодня чей-то день рождения, папа приезжал домой без подарка и вместо поздравления спрашивал, готов ли обед. А когда он узнавал, что у кого-то из детей сегодня день рождения, он так огорчался, что в этот день с ним уже невозможно было разговаривать.

Вот дети и придумали сделать эту карту и повесить её у папы в комнате. Папа был в восторге от карты, но всё-таки иногда случалось, что он забывал утром посмотреть на неё.

Так было и в этот день. Папа встал раньше, чем обычно: ему предстояла далёкая поездка. Но, несмотря на ранний час, Мортен тоже проснулся. Он сидел за столом и улыбался папе. Но папа не заметил этого. Папа растопил печку, сварил кофе, побрился перед маленьким зеркальцем на кухне, поставил на стол две чашки, сделал бутерброды и спросил у Мортена:

— Хочешь со мной позавтракать или будешь ждать остальных?

— Если тебе со мной веселее, то я буду есть с тобой, — сказал Мортен.

За столом Мортен молча жевал бутерброд, и, только когда папа собрался уходить, Мортен спросил его:

— Папа, как ты думаешь, какой сегодня день?

— Среда, то есть четверг… Хотя, кажется, всё-таки среда. Да, совершенно точно: среда, теперь я вспомнил. Ну, до вечера!

— А ты ничего не забыл? Ты не пойдёшь больше к себе наверх? — спросил Мортен.

— Кажется, ничего. Брюки на мне, пиджак на мне, фуражка на мне, свёрток с едой в кармане, список того, что я должен сделать в городе, тоже в кармане… А-а… знаю! Ты хочешь сказать, что я забыл табак и трубку? Нет, милый, я их не забыл. Ну, прощай! Помаши мне в окно, а я специально для тебя дам лишний сигнал.

Папа ушёл к грузовику и завёл мотор. Он напряжённо прислушивался к голосу мотора, потому что вчера ему показалось, что он слышит в нём какие-то лишние звуки. К счастью, всё оказалось в порядке.

Папа дал на прощание два громких сигнала, но Мортен так и не появился в окне.

«Странно», — подумал папа и, немного обиженный, выехал со двора.

А по дороге он задумался. Так всегда бывает, когда едешь в грузовике совсем один. У Хенрика был выходной, и поговорить папе было не с кем. Он думал о самых разных вещах, и вдруг его мысли остановились. Какой же сегодня день? Среда — это верно. А какое число? Папа никак не мог вспомнить, какое сегодня число. Он достал из кармана маленький календарик и всё понял. Сегодня был день рождения Мортена. Он помнил, что Мортен родился осенью. В тот день ещё шёл такой сильный дождь…

Папе стало стыдно. Он увидел перед собой Мортена, его улыбку, услышал его голос. Что же он говорил за завтраком? Он спросил, какой сегодня день! И даже попросил папу пойти к себе в комнату и посмотреть, не забыл ли он чего-нибудь! Конечно, Мортен хотел, чтобы папа посмотрел на карту дней рождения, но постеснялся сказать это прямо. День рождения Мортена…

Но к счастью, день только начался. Папа постарался поскорее закончить свои дела, чтобы пораньше освободиться. Ведь ему предстояло заехать за одним важным грузом!

По лесной дороге папа не мог ехать быстро, потому что груз, который он вёз, был очень тяжёл. Старый грузовик тихонько стонал на ухабах.

Вся семья была во дворе перед домом. Мама, бабушка и Самоварная Труба сидели на крылечке, а дети играли в салки.

Но когда послышался шум грузовика, Мортен убежал и спрятался за сараем. Папа остановился не там, где обычно, а выехал на самую середину двора.

— Здравствуй, — сказала мама. — Хорошо, что ты приехал. Сейчас мы будем обедать, ждали только тебя. Вместе обедать веселее!

Папа не ответил ей, выскочил из кабины и побежал к сараю за лопатой. Потом одним прыжком вскочил в кузов и начал сгребать на землю песок! Да, да, весь кузов был полон чистого золотого песка, и сгрузить его было не так-то легко.

— Жаль, что у нашего грузовика кузов не поднимается, — сказал Мадс.

— Тише, — шепнула Мона, — ты же знаешь, что папа не любит, когда ты так говоришь.

А папа сгребал и сгребал песок, и наконец во дворе выросла большая песочная гора.

— Зачем ему этот песок? Он опять собирается что-нибудь строить? — спросила бабушка.

— Не знаю, — ответила мама. — Я только понимаю, что ему не хочется, чтобы мы задавали ему вопросы. Подождём, пока он сам скажет.

Но вот весь песок был сгружен. Папа залез в кабину и вытащил оттуда кусочки дерева, похожие на строительные кубики. Они все были разной формы и разной величины. Наверное, папа достал их на каком-нибудь лесопильном заводе или на мебельной фабрике. Он сложил их рядом с песком, около положил молоток, пилу и мешочек с гвоздями.

Старшие дети уже не могли сдерживаться. Они обступили папу и засыпали его вопросами. Но папа не отвечал им. Он снова залез в кабину и вытащил оттуда большой кусок картона, на котором было написано: «Мартену от папы. Поздравляю с днём рождения». Теперь единственный, кто ничего не понимал, был сам Мортен. Он стоял у стены сарая и всё видел, но читать Мортен ещё не умел.

— Мортен! Мортен! Иди сюда! Смотри, что папа привёз тебе. Он вовсе не забыл, что у тебя сегодня день рождения! — закричали дети.

Мортен выбежал из-за сарая и бросился папе на шею. Им не нужно было ничего говорить друг другу: они хорошо понимали друг друга без слов. Теперь всё было в порядке.

— Скорей! Скорей обедать! У нас будет жареная рыба и томатный суп, потому что Мортен любит это больше всего, — позвала всех мама.

После обеда Мортен несколько раз обошёл вокруг своей песочной горы. Он заложил руки за спину и задумчиво смотрел на песок и деревяшки. Некоторые из них были похожи на дома, другие — на вагоны, третьи — на мосты. А главное, рядом лежали ещё молоток и гвозди. Из этих деревяшек можно было построить многоэтажные дома, совсем как в настоящем городе.

Милли и Мина первые подошли к Мортену:

— Мортен, а можно и нам немного поиграть в твой песок?

— Конечно, я вам отделю часть кучи, — ответил Мортен.

— А Мадсу и мне можно поиграть с тобой? — спросила Мона.

— Всем можно, даже Марен, если она хочет, хотя она уже большая, — ответил Мортен.

Марен вообще-то не собиралась играть в песок: она чувствовала себя слишком взрослой, но ей хотелось обрадовать Мортена, поэтому она присела возле песка на корточки и принялась рыть канал.

Через несколько минут пришёл Уле-Александр. Он тоже помнил, какой сегодня день, поэтому он сразу же поздравил Мортена и вручил ему небольшой пакетик.

— Большое спасибо, — вежливо поблагодарил Мортен, смущённый таким торжественным поздравлением.

В пакете оказалась баночка с красной краской.

Милли сказала:

— Вот здорово, Мортен, ты сможешь сразу покрасить все дома.

Уле-Александр обошёл несколько раз вокруг песка.

— Это самый хороший подарок, какой я видел, — сказал он, — тебе здорово повезло, Мортен.

— Ага! Если хочешь, давай работать вместе с нами, — ответил Мортен.

— Мы будем прокладывать дорогу? — спросил Уле-Александр.

— Мы будем строить настоящий город, — ответил Мортен. — С проспектами, садами, церковью и кладбищем.

Мортен сбегал в дом, поговорил с бабушкой, и бабушка тоже занялась работой. Комод, кровать и стулья были завалены цветной бумагой. Она делала маленькие цветы для нового города.

Город получился очень красивый. Все дома были красные, а церковь — белая. Мортен попросил у Марты мел и побелил церковь. В городе было много замечательных садов с большими деревьями, которые были сделаны из сосновых и еловых веток. А на кладбище росло множество цветов и стояли маленькие каменные памятники.

Но лучше всего были улицы и проспекты. Они были вымощены круглыми камешками и выглядели совсем как настоящие. На каждой улице и на каждом проспекте висела табличка с надписью: Улица Марен, Проспект Мартина, Бульвар Марты. Здесь были Холм Мадса и Шоссе Уле-Александра, улицы Моны, Милли и Мины, Площадь Самоварной Трубы и Переулок Мортена.

И Мортен был счастлив.

Потом мама угощала всех какао и булочками с кремом, а после угощения папа рассказал Мортену сказку.

Все уселись поудобнее, папа закурил свою трубку, посадил Мортена на колени и начал рассказывать:

— Жил-был человек, который однажды пришёл в незнакомый город. Город находился далеко-далеко от того места, где жил этот человек. Назывался он Красный город и был расположен на крутом склоне холма. В Красном городе было много садов с тенистыми деревьями, площадей и проспектов, но самое красивое в городе было старое кладбище: оно утопало в цветах и зелени, а рядом с ним стояла старая-престарая церковь…

— Церковь была новая, — прошептал Мортен папе. — Пусть она тоже будет новая.

— Нет, Мортен, нельзя. Понимаешь ли, по-настоящему красивыми бывают только очень старые церкви. И эта церковь была очень древняя, но её заново покрасили в ослепительно белый цвет, и это было особенно красиво, потому что все дома в городе были ярко-красные. Из-за этого люди и назвали его Красным городом.

У человека в кармане была записка, на которой было написано: Переулок Мортена, дом 3, но, поскольку человек был в этом городе впервые, он не мог найти дороги. И он спросил у одной старой женщины, как ему пройти к Переулку Мортена.

«Вам надо выйти на Улицу Марен и пройти по ней два квартала. Потом вы свернёте налево, выйдете на Проспект Мартина, пройдёте по нему три квартала и попадёте на Бульвар Марты. Он приведёт вас прямо на Холм Мадса. Берегитесь одышки, молодой человек, этот холм очень крут. Оттуда вы спуститесь по Шоссе Уле-Александра. Вы обязательно должны посмотреть это шоссе — там столько прекрасных цветов! Потом свернёте на Улицу Моны, справа будет Улица Милли, слева — Улица Мины, но вы идите прямо, пока не придёте на Площадь Самоварной Трубы, а там, налево, и будет Переулок Мортена».

«Но как же я всё это запомню?» — испугался человек.

«Я провожу вас, — предложила старушка. — Я как раз вышла погулять».

Человек очень обрадовался: он уже боялся, что непременно заблудится в этом огромном городе. И они пошли вместе. Они шли, и шли, и шли, а потом старушка сказала:

«Здесь я сверну, а Переулок Мортена будет через два дома».

Человек поблагодарил её и пошёл дальше. Он думал, что Переулок Мортена окажется узеньким и мрачным, но он ошибся. Переулок, правда, был небольшой, но уж никак не мрачный. По обе стороны были разбиты клумбы с розами, и во всём переулке стоял один-единственный дом. Но зато это был самый красивый дом во всём городе.

У калитки дома играл маленький мальчик. Человек поздоровался с мальчиком и спросил, кто живёт в этом доме.

«Мой папа, — ответил мальчик, — его зовут мэр Мортен».

«А как зовут тебя?»

«Меня тоже зовут Мортен. Заходите, пожалуйста, мой папа сейчас отдыхает».

Человек вошёл в просторную светлую комнату. Мэр Мортен сидел и читал газету, а его жена вытирала пыль с курительного столика, на котором лежало много-много трубок.

«Я путешествую, хочу посмотреть мир, — обратился человек к мэру Мортену, — и вот мне сказали, что я непременно должен приехать сюда, потому что это самый красивый город на свете».

«Добро пожаловать в наш город, — приветствовал его мэр. — К сожалению, я тороплюсь. Сегодня у нас в городе открытие новой дороги, и я обязательно должен на нём присутствовать. Но быть может, вы хотите пойти вместе со мной? А потом мы вернёмся домой, и вы у нас пообедаете».

Гость с удовольствием согласился. Мэр Мортен позвонил в маленький колокольчик и распорядился, чтобы подали его машину. На шофёре был синий пиджак и фуражка с золотым позументом; он был очень красив. Мэр Мортен сказал ему:

«На сегодня вы свободны. Я поведу машину сам, мне хочется показать гостю наш город».

Шофёр очень обрадовался — он так много ездил на автомобиле, что ему это уже надоело. Мэр сел за руль. А надо вам сказать, он прекрасно умел водить автомобиль.

«Я научился этому у своего отца, — объяснил он гостю. — У него был свой грузовик, и он был первоклассный шофёр!»

Вскоре они выехали на большую площадь; там собралось много народу. Все стояли и ждали мэра. Как только мэр Мортен и его гость вышли из машины, заиграл духовой оркестр. Они подошли к новой дороге, через которую была протянута красная ленточка. Мэру дали ножницы: ведь это он должен был разрезать красную ленточку и открыть новую дорогу. Но сначала он откашлялся и произнёс речь:

«Дорогие граждане нашего города! Я очень рад открыть эту дорогу. Пусть она послужит на радость и пользу не только нашему городу, но и всем, кто приезжает к нам в гости. И пусть она называется Бабушкина дорога».

Сказав это, мэр перерезал ленточку и пошёл по новой дороге, и все пошли за ним. Так в городе появилось ещё одно шоссе.

Мэр и его гость прогулялись немного по городу, а потом вернулись к своей машине и поехали обедать. Молодой человек провёл в гостях у мэра целый день, а когда уезжал, то пообещал заехать в домик в лесу, что стоит на окраине одного большого города, передать маме, папе и бабушке мэра привет и приглашение на Рождество в Красный город. Он так и сделал, — закончил папа и потрепал Мортена по волосам.

— Ой, — сказал Мортен, — я почти забыл, что это сказка. Но я хочу, чтобы ты, мама и бабушка всегда жили со мной, когда я стану мэром.

— Тогда к тебе будут постоянно приходить люди, а мы, старики, любим покой, и нам не захочется уезжать из нашего домика в лесу. Лучше уж Малышка Мортен и все наши остальные внуки будут приезжать к нам сюда в гости.

— Ну ладно, — согласился Мортен.

— Как, ты сказал, будет называться новая дорога в твоём городе? — спросила бабушка папу. — Мне очень понравилось это название.

— Бабушкина дорога, — сказал папа, и бабушка улыбнулась.

ЧТО-ТО НЕПРЕМЕННО ДОЛЖНО СЛУЧИТЬСЯ

Бьёрн, Кнют, Монрад, Ханс, Эжен и Харри работали на строительстве с утра до вечера. Они очень спешили. Уже был назначен день открытия новой дороги. Теперь работа шла далеко от домика в лесу.

Но в субботу все рабочие пришли в гости к папе, маме, бабушке и восьми детям, потому что они очень подружились с ними за лето.

Мортен встречал рабочих в лесу. Во дворе он подвёл их к песку, который получил от папы в подарок в день рождения, показал им свой город, где он был мэром, и рассказал папину сказку про открытие Бабушкиной дороги.

— Хорошее название, — сказал Бьёрн. — Оно мне нравится гораздо больше, чем название нашей дороги.

— А как будет называться ваша дорога? — быстро спросил Мортен.

— Сосновое шоссе. Как будто здесь ёлки не растут! Правда, глупо придумали! Здесь ёлок даже гораздо больше, чем сосен.

— Конечно, а кто придумал это название?

— Городское управление. Только, по-моему, это неправильно. Название должны были придумать здешние жители, которые хоть знают, как будет выглядеть эта дорога.

Когда все сели пить кофе, Мортен был молчалив и задумчив.

— Что с тобой, Мортен? Ты чем-нибудь недоволен? — спросила бабушка.

— Мне не нравится, как хотят назвать нашу новую дорогу. Она будет называться Сосновое шоссе, а у нас в лесу растут почти одни ёлки. Правда, глупо?

— Мне тоже не нравится, — сказала бабушка.

— То ли дело, как я придумал, — Бабушкина дорога! Куда красивее! Верно, бабушка? — гордо сказал папа.

— Открытие будет очень торжественное, — рассказывал Бьёрн. — Соберутся все городские власти, мэр произнесёт речь, будет играть духовой оркестр.

— Значит, вы закончите работу к среде? — спросил папа.

— Обязательно! Строителей прислали много, а работа уже почти завершена.

— Мне жалко, что вы больше не будете здесь работать. Теперь мы вас уже не увидим, — вздохнула Мона.

— Не унывай! Пошлют нас строить ещё какую-нибудь дорогу возле Тириллтопена, вот мы и встретимся, — засмеялся Бьёрн.

Взрослые занялись кофе и булочками, которые напекла мама, а дети выбежали во двор. Мадс позвал всех за сарай. Дети сразу поняли, что у него есть какое-то важное дело. Они сели перед ним на корточки, и военный совет начался.

— Оркестр у нас будет свой, — говорил Мадс. — Бабушку мы тоже позовём. Жаль только, что мы давно не играли, мы, наверное, всё забыли.

— А у нас ещё много дней впереди. Мы порепетируем, — сказала Мона.

Зимой дети организовали под руководством папы свой духовой оркестр. Даже бабушка участвовала в нём. Она била в большой барабан. Но с наступлением лета они забросили все музыкальные занятия. И теперь им предстояло наверстать упущенное.

Папа с мамой только диву давались: каждый день, прибегая из школы, дети торопливо обедали, поскорей делали уроки и начинали упражняться. Бабушка не отставала от них. Она била в барабан так, что стены дрожали.

Во вторник, накануне открытия дороги, мама не на шутку волновалась. Она видела, что дети чем-то обеспокоены и только стараются делать вид, будто ничего не случилось. Мама стала подозрительной.

— Ты не знаешь, что собираются делать дети и бабушка? — спросила она папу. — Может, у них случилось что-нибудь и они просто не хотят говорить нам?

Папа и мама заметили, что дети один за другим стараются незаметно что-то вынести из дому. Каждый выходил с каким-то предметом, завёрнутым в одеяло, шёл крадучись по двору и исчезал за сараем. Домой дети возвращались с пустыми одеялами и делали вид, что просто вытрясали их во дворе.

«Что же они прячут там, за сараем?» — думала мама, стоя у плиты.

Вдруг дверь в бабушкину комнату слегка приоткрылась. Странно: после обеда бабушка обычно ложилась поспать. Папа лежал в качалке, прикрывшись газетой. Бабушка вышла из своей каморки. Она тоже несла какой-то большой предмет, завёрнутый в шерстяное одеяло.

Мама хотела спросить у бабушки, что она несёт, но папа подмигнул маме и приложил палец к губам. Мама сразу поняла, что должна вернуться к плите и сделать вид, будто ничего не замечает. А папа притворился спящим.

Бабушка оглядела кухню. Папа спит, мама моет посуду — момент самый подходящий! И бабушка потихоньку вышла из кухни. Кто-то со двора распахнул перед ней входную дверь. Бабушка впопыхах задела свёртком о дверной косяк, и раздался громкий, гудящий звук. Кухня задрожала. Но папа захрапел ещё громче, мама наклонилась над посудой, и бабушка решила, что они ничего не заметили. Во дворе её встретили дети и торжественно проводили за сарай.

Скоро бабушка вернулась в дом. Она размахивала своим одеялом, словно только что как следует вытрясла его. С независимым видом она скрылась в своей каморке.

— Делай вид, что моешь посуду, тогда, может, мы увидим ещё что-нибудь, — сказал папа маме и снова закрыл глаза.

Бабушка недолго оставалась в своей каморке. Она вышла оттуда и сказала:

— Мы с детьми решили погулять. Уж очень сегодня погода хорошая.

— Да, да, пожалуйста, — откликнулась мама, не поднимая головы от посуды.

Но едва бабушка вышла из дому, как папа и мама побежали к окну. Вот бабушка с детьми скрылись за сараем, оттуда они прошли прямо в лес.

— Я так и думал, — сказал папа, — они взяли с собой свои духовые инструменты. Давай пойдём за ними. А Самоварной Трубе придётся остаться дома, иначе она непременно нас выдаст.

К счастью, после обеда Самоварная Труба всегда ложилась вздремнуть под печкой. Она спокойно осталась дома.

Папа и мама закрыли дом и отправились в лес следом за бабушкой и детьми. Те успели уйти уже довольно далеко, но папа и мама быстро догнали их.

Бабушка шла последней и била в свой большой барабан.

— Что всё это означает? Они идут прямо к новой дороге! — удивился папа.

— Смотри, а там ещё кто-то стоит! Да это Уле-Александр и другие ребята из духового оркестра Тириллтопена.

— Ш-ш-ш, не так громко! — шикнул папа. — Мы спрячемся здесь, в кустах, и всё увидим.

Оркестр грянул марш. Нет, дети не зря тащили с собой свои инструменты! Папа довольно кивал головой в такт маршу.

— Молодцы! Молодцы! Ведь они уже очень давно не играли, — заметил он.

— Смотри, через дорогу протянута ленточка! Как ты думаешь, это её завтра перережет мэр? — спросила мама.

— Не-ет, — задумчиво ответил папа. — Я думаю, что мэр перережет её сегодня.

— Но ведь здесь нет никакого мэра! Открытие дороги будет только завтра!

— Всё зависит от того, кого считать мэром.

Мама ничего не поняла; она замолчала, потому что музыка перестала играть и вперёд вышел Мартин.

— Добро пожаловать, господин мэр! Мы все с радостью приветствуем вас! — сказал он.

К Мартину подошёл Мортен.

На нём был папин синий костюм, брюки он закатал почти до колен, рукава до локтей, пиджак чуть не доставал до земли. В руках Мортен держал свой маленький барабан.

— Ты забыл оставить барабан, — шепнул ему Мартин. — Пусть его кто-нибудь подержит, пока ты говоришь речь.

— Я не хочу говорить речь, — прошептал Мортен.

— Так нельзя, господин мэр. Возьмите себя в руки.

Мортен оглянулся с несчастным видом. Хорошо бы сейчас спрятаться за бабушку! Мортен посмотрел на неё.

Бабушка не спускала с него глаз. Чтобы подбодрить Мортена, она махнула ему рукой и крикнула:

— Да здравствует наш мэр!

И это помогло. Так бывает в игре: если бабушка считает, что Мортен — поезд, значит, Мортен действительно поезд. Если она считает, что он лошадь, значит, он лошадь. И если теперь бабушка считает, что он мэр, значит, он мэр!

— Тише! — крикнул Мортен, хотя все и так стояли тихо. — Дамы и господа! — продолжал он. — Это очень хорошая дорога, но мы не хотим, чтобы ей дали плохое имя, поэтому мы открываем её сегодня, а то завтра будет уже поздно… Дорогая дорога, мы назовём тебя Бабушкина дорога!

Мартин бросил на дорогу старый башмак, а Мортен взял ножницы, подошёл к ленточке и перерезал её. В ту же минуту грянула музыка. Оркестр играл очень громко. Впереди шёл Мортен и изо всех сил бил в свой барабан.

Когда дети и бабушка явились домой, они застали маму за мытьём посуды, а папу — в качалке. Всё было как перед их уходом.

— Что-то ты сегодня долго моешь посуду, — сказала бабушка маме.

— Да, вымыть посуду — это не то что открыть дорогу, — ответила мама.

— Что, что? — растерялась бабушка.

— Я говорю, что никак не могу отчистить этот чугун, — спокойно сказала мама.

Она думала, что уж теперь-то дети расскажут ей о том, как они открывали дорогу, но дети молчали. И это означало, что их затея ещё не кончена. Правда, мама была уверена, что сегодня они уже ничего не предпримут, потому что она велела им ложиться спать. Дети легли, и в домике в лесу сразу воцарилась тишина.

А дети из Тириллтопена, разойдясь по домам, рассказали всем, что они присутствовали на открытии новой дороги, которую назвали Бабушкина дорога. Ещё до наступления вечера весь посёлок Тириллтопен знал, что новое шоссе будет называться Бабушкина дорога. Название понравилось всем — и взрослым и детям.

Но больше всего название понравилось самой дороге. Она лежала среди леса нарядная, покрытая новеньким асфальтом, и размышляла о своём будущем.

Рано утром рабочие в последний раз проехали по дороге на катке, протянули через неё новую ленточку, и дорога приготовилась к новому открытию.

В тот день всех школьников Тириллтопена освободили от занятий, чтобы они могли присутствовать на открытии. Собралось очень много народу. Играли два духовых оркестра. Прибыл мэр и весь муниципалитет. Мэр произнёс речь, совсем такую, как накануне Мортен.

Потом мэр снял покрывало, которое висело на столбике, и все увидели, что к нему прибита дощечка, на которой написано: Сосновое шоссе, а внизу большими красными буквами кто-то приписал: или Бабушкина дорога.

Мэр громко прочёл оба названия, все засмеялись и громко захлопали в ладоши. Потом он торжественно перерезал ленточку, и собравшиеся пошли по новой дороге.

Пройдя немного, они увидели на дороге старую женщину в белом платочке, чёрной юбке и тяжёлых ботинках. Заметив идущую навстречу процессию, женщина остановилась на секунду, а потом скрылась в лесу.

— Кто это? — удивился мэр. — Мне показалось, что я только что видел здесь старую женщину!

— Это бабушка! — хором закричали все дети, которые бежали рядом с ним. — Она вышла прогуляться по своей дороге!

— А-а-а, понимаю, — медленно сказал мэр. Он только теперь понял, откуда взялось у дороги второе название!

Но хотя оно и было второе, оно стало главным, потому что с тех пор все люди называли новое шоссе Бабушкина дорога.

Ну, а теперь нам пришло время расстаться с папой, мамой, бабушкой, восемью детьми, грузовиком, Самоварной Трубой, коровой Розой и маленьким домиком в лесу. Но может быть, мы когда-нибудь ещё с ними встретимся.

Пригласи друзей в Данинград
Данинград