Храбрый петушок. Болгарская сказка

Возвращался дед Пешо с рынка верхом на своем ослике, покачивался и напевал себе под нос. Подъехал он к деревянному мосту через речку, что протекала возле села, ударил пятками осла, чтобы тот шел быстрее, и стал его понукать:

— Но, Марко, но!

Ослик заторопился, но, когда бежал рысцой через мост, подкова на его левой задней ноге зацепилась за сучок и оторвалась. Лежит на мосту и блестит, словно серебряный полумесяц.

В то время со стороны летнего царского дворца показалась позолоченная карета, запряженная парой вороных коней со звездами во лбу и хвостами до самой земли.

— Царская карета едет! — подумал старик и свернул в сторонку, чтобы дать ей дорогу.

Кони мчались так быстро, что искры летели у них из-под копыт. Повернул старик голову и засмотрелся на всадников, скакавших за каретой.

Глядь, остановилась позолоченная карета на мосту. Дверца открылась, оттуда показался человек с короной на голове и что-то приказал ближайшему всаднику. Тот соскочил с коня, нагнулся, поднял с земли какую-то вещицу и положил в высунувшуюся из кареты руку. Немного погодя и карета, и всадники исчезли за поворотом дороги.

— Что такое нашли они на мосту? — промолвил озадаченный дед Пешо и тронул было осла, но тот вдруг захромал.

Старик слез с осла, осмотрел ему ноги. Заметив, что одной подковы нет, печально покачал головой и повел Марко на поводу. Войдя в свой дворик, он вытащил из-за пазухи узелок с мелочью, пересчитал ее, увидел, что денег на новую подкову не хватит, и тяжело вздохнул:

— Куда я теперь денусь со своим хромым Марко?

А у деда Пешо кроме осла был еще петушок в желтых сапожках и с ощипанным хвостом. Подошел он к своему хозяину и сказал:

— Не кручинься, дед Пешо! Я видел, кто увез подкову нашего Марко. Не будь я Петушком с ощипанным хвостом, коли не верну ее тебе.

И храбрый петушок отправился в царский дворец. Шел он, шел и в конце концов дошел до реки, а ни брода, ни моста там не было. Стоит он на берегу и думает, как перебраться на ту сторону. Думал он, гадал и, наконец, сказал:

— Вот уж нашел, над чем раздумывать!

Нагнулся петушок с ощипанным хвостом, вытянул шею, разинул клюв и начал пить. Всю реку до дна осушил и перешел на другую сторону.

Пошел дальше. Вошел в густой лес. Вдруг выскакивает оттуда лев и рычит:

— Эй, ты, ходящий на двух ногах, кто тебе позволил войти в мой лес? Возвращайся, или я тебя съем!

— Еще чего! — ответил петушок. — Ну-ка убирайся с моей дороги!

А лев уж и пасть разинул.

— Ах, ты, такой-сякой, — рассердился петушок, — не хочешь убираться?

И, вытянув шею, клюнул льва и проглотил его.

Поздно вечером петушок с ощипанным хвостом добрался до царского дворца, перелетел в сад и уселся на суке прямо перед открытым окном царской опочивальни. Там, на хрустальном столике, что возле постели царя стоял, блестела подкова осла деда Пешо.

— Кукареку-у! — крикнул петушок и захлопал крыльями.

Царь проснулся и страшно рассердился.

— Кто смеет нарушать мой царский сон? — грозно воскликнул он.

— Я! — ответил петушок.

— Что тебе надо?

— Подкову!

— Не отдам! Она мне на счастье! — ответил царь, схватил подкову и сунул ее себе за пазуху.

Тогда петушок закукарекал еще сильнее.

— Долго ты будешь кукарекать? — спросил царь.

— До самого утра не дам тебе спать, если ты не вернешь подкову.

— Ах, так? — погрозил ему царь и три раза ударил в ладоши.

В тот же миг девять придворных вбежали в его опочивальню и упали перед ним на колени.

— Что прикажешь, государь?

— Во-первых, приказываю затопить большую печь, в которой пекут хлеб для всего моего войска! Во-вторых, приказываю схватить этого петушка и живым бросить его туда!

Как царь приказал, так придворные и сделали. Затопили большую печь, а когда она раскалилась, бросили в нее петушка деда Пешо.

Но петушок не испугался. Как только ступил на уголья, сейчас же проговорил:

Водолей, водолей,
всю водицу пролей,
уголья погаси,
петушка спаси!

Не успел выговорить эти слова, как из него хлынула река, которую он выпил, и залила печь. Угли погасли.

Утром петушок, живой и здоровый, выскочил из печи и стал расхаживать по саду, под окном разгневанного царя. А вечером, только тот заснул, снова принялся кукарекать.

— Ты опять за свое? — вскочил царь. — Вот я тебе покажу!

И велел придворным бросить петушка в зверинец, где сидели голодные волки и отощавшие лисицы.

Очутившись в зверинце, петушок, вместо того чтобы проглотить от страха язык, разинул клюв и крикнул:

Лев, лев, молодец,
докажи, что ты храбрец!

Лев выскочил и быстро передушил всех волков и лисиц. А петушок живым и здоровым вылетел из зверинца.

На третью ночь он опять закукарекал под распахнутым окном царя. И тому пришлось покориться, потому что никто не мог помериться силами с храбрым петушком. Вынул царь из-за пазухи подкову, надел ее петушку на шею и закричал:

— Вот тебе подкова, убирайся прочь с моих глаз!

Петушок отправился в село, чтобы поскорее обрадовать бедного деда Пешо, а лев вернулся в лес.